• Задать вопрос менеджеру

Twitter новости

Обучение письменному иноязычному общению на основе ИКТ http://t.co/IK2NAjncrk

Online-опрос

Антиплагиат онлайнДипломант
Яндекс.Метрика
Готовые работы »

Культура

    ''Золотой век'' Екатерины как начало расцвета русской журналистики. Дипломная/Магистерская, 47 стр.

    Развитие журналистики и расширение сфер её влияния. Проведён подбор, систематизация и анализ значительного количества источников. Характерные черты и особенности периода правления Екатерины II. Сущность влияния эпохи ''Золотого века'' на развитие и начало расцвета русской журналистики. Принципы абсолютной монархии.

    Understanding of national cultural differences. Эссе, 9 стр.

    The cultural cluster approach, defends an important role of a cultural background, believing that its study and practice increases the effectiveness of international management. Moreover, the characteristics of countries, totally dissimilar in respect of this cultural and historical development, often give the same high economical and financial results, but built on entirely different principles of management.

    Анализ структур репертуара и его проката Санкт-Петербургского государственного драматического Театра на Васильевском. Курсовая, 27 стр.

    Заполняемость зрительного зала на представлениях разных типов драматургии. Веселенькая пьеса о разводе. Сравнение доли современной российской драматургии в репертуаре и прокате репертуара в 2006-2010 гг.

    Бертран Рассел как продолжатель традиции британского свободомыслия. Дипломная/Магистерская, 62 стр.

    Преемственность взглядов Бертрана на свободомыслие с его британскими предшественниками.Становление философской эволюции великого критика. Основные источники и компоненты религии, выделяемые философом. Опровержение религиозной догматики. Анализ позиции Рассела в отношении религии и отражение как сильных, так и слабых сторон его критики.

    Ведущие русскоязычных развлекательных видеоблогов. Курсовая, 41 стр.

    Основы творческой деятельности журналиста. Причины популярности как самих видеоблогов, так и их ведущих. Развлекательные видеоблоги в России и за рубежом. Роль и личность ведущего видеоблога (на примере This is Хорошо). Анализ видеоконтента пользователей. Образовательная и развлекательная функции: «учимся отдыхая».

    Вишивка як вид декоративно-прикладного мистецтва. Рушник. Курсовая, 36 стр.

    Історія розвитку рушника. Аналіз програми початкової школи з трудового навчання за темою Вишивка.

    Влияние тектоники и пластики форм готического искусства на современный интерьер. Курсовая, 15 стр.

    Выявление наиболее характерных черт стилевого дизайна и последовательной разработки дизайн-концепции интерьера в определённом стиле. А именно в готическом стиле.

    Игра как средство развития навыков общения у детей старшего дошкольного возраста с нарушением речи. Дипломная/Магистерская, 74 стр.

    Сущность, особенности развития развития навыков общения у детей старшего дошкольного возраста. Возможности разных игр, их виды и методика по развитию.

    Иносказательные средства выразительности в режиссуре театрализованных представлений и праздников. Курсовая, 31 стр.

    Символ, метафора, аллегория, гипербола, художественное преувеличение, литота, их содержание, как они способствуют созданию театрализованного действия.

    Интерьер детской комнаты для мальчика в холодных цветовых сочетаниях с использованием тематической символики. Курсовая, 41 стр.

    Теоретическая часть. Практическая часть. Лучший вариант комнаты для мальчика.

    Культурно-исторический и туристический потенциал Республики Беларусь. Курсовая, 43 стр.

    Ознакомление с культурно-историческим комплексом Республики Беларусь. Разнообразие природного потенциала Национальных заповедников на территории. Расчет возможной стоимости и эффективности данного туристического маршрута.

    Культурное наследие декабристов на поселении в Забайкалье: история и современность. Курсовая, 29 стр.

    Движимое наследие декабристов на поселении в Забайкалье (30-60 гг. XIX в.). Недвижимое наследие декабристов на поселении в Забайкалье (30-60 гг. XIX в.)

    Место государства и церкви в политической системе общества. Курсовая, 33 стр.

    Классификация государств в зависимости от взаимоотношений с церковью. Политическая система общества. Рассмотрение основных вопросов взаимоотношений церкви и государства. Отношения государства и церкви в России. История взаимоотношений РФ и церкви на протяжении многовекового развития и оценка их современного состояния.

    Место книги и чтения в структуре досуга молодёжи.. Дипломная/Магистерская, 84 стр.

    Информационно-электронной среда современной библиотеки. Интернет как информационная среда. Интернет и его влияние на чтение молодежи. Структура досуга молодёжи. Влияние информационно-электронной среды на досуг молодёжи. Чтение как часть досуга молодёжи.

    Обряд, как один из приемов театрализованного представления. Дипломная/Магистерская, 39 стр.

    В исследовательской работе был использован обрядовый праздник Масленица.Считалось, что человек, плохо и скучно проведший Масленицу, будет неудачлив в течение всего года. Целую неделю нельзя было помышлять о делах и домашних заботах. Безудержное чревоугодие и веселье рассматривалось как залог будущего благополучия, процветания и успеха. Сейчас Масленица празднуется как последняя неделя перед церковным Великим Постом.

    Ономастическая терминология в поликультурном городе. Курсовая, 72 стр.

    Актуальность настоящего исследования обусловлена интересом современной лингвистики к изучению вопросов ономастики в поликультурном городе, так как появилась тенденция к переименованию не только улиц, но и имени нашей страны, а также городов, областей, районов и др. исторических объектов, а также кроме того, появилась проблема социокультурных отношений.

    Основные организационные и экономические проблемы деятельности зоопарков в России на современном этапе. Курсовая, 33 стр.

    Главные вопросы зоопарка России: проблема свободы животных, недостаточность финансирования, нехватка высококвалифицированных кадров (специалистов), территориальная проблема (нехватка площади), проблема культуры посетителей.

    Особливості культури поведінки. Курсовая, 34 стр.

    Педагогічні умови та методиа формування культури поведінки учнів на уроках «Я і Україна».

    Постфеминизм как феномен культуры. Дипломная/Магистерская, 145 стр.

    Создание наиболее разностороннего понимания различных и часто противоречащих друг другу текстов, явлений и теорий, которые составляют современный ландшафт постфеминизма. Обзор фундаментальных основ постфеминизма в критическом контексте, различные его трактовки и связанные с ними теории, а также известные медиа-образы. Различные применения и ответвления постфеминизма.

    Разработка коллекции стрижек различных направлений. Курсовая, 67 стр.

    Разработка коллекции и процесс моделирования стрижек и причесок для театра, офиса, молодых людей с учетом тенденций моды.

    Режиссерская экспликация спектакля по пьесе: Вадима Леванова «Выглядки». Курсовая, 28 стр.

    Анализ произведения В. Леванова «Выглядки». Кто виноват во всем этом? Почему это случилось? Что нам делать? И как дальше жить, когда уходят дети - на улицу, в подвалы, в небытие? Вот вопросы, которые звучат в пьесе.

    Рождество - блюда, обряды и обычаи. Курсовая, 45 стр.

    Изучение особенностей такого праздника как Рождество

    Розвиток перукарського мистецтва та декоративної косметики. Курсовая, 44 стр.

    Сучасний етап розвитку перукарського мистецтва та декоративної косметики. Вимоги до сучасного майстра-перукаря. Головна задача художника – модельєра

    Роль театрального любительства для социально-культурного пространства современной России. Дипломная/Магистерская, 72 стр.

    Приоритетными задачами любительского театра со времен России дореволюционного периода и до наших дней является в реализации духовных потребностей местного населения.Основными способами поддержки театральной деятельности органами государственной власти являются: создание условий для развития театральной деятельности, инфраструктуры театрального рынка, для расширения прежде всего театров для детей; выделение инвестиций на строительство, реконструкцию, капитальный ремонт зданий и сооружений, модернизацию оборудования; полное или частичное финансирование государственных и муниципальных театров; размещение на конкурсной основе целевых творческих заказов навыполнение театрами отдельных проектов и мероприятий в области культуры и искусства.

    Русская мода XVII-XVIII вв. Традиционная и европейская одежда в России. На материалах иностранцев. Курсовая, 20 стр.

    Особенности русского мира XVII-XVIII вв. через призму моды того времени с точки зрения иностранцев. Национальные и социальные, духовные и эстетические особенности жизни народа.

    Русская театральная школа и первые режиссеры литовского театра. Курсовая, 32 стр.

    Чехов привез в театр то, что не могло быть чуждо его актерам – произошло качественное усовершенствование уже имевшихся театральных принципов крупицами «системы» Станиславского в восприятии ее воспитанником школы Суворина М.Чеховым и его коллегой по I Студии А.Жилинским.

    Русская традиционная культура населения Верховнего Поволжья. Дипломная/Магистерская, 111 стр.

    Особенности развития элементов языческой культуры, сложные процессы их взаимодействия и влияния на характер, своеобразие, специфика праздничной и повседневной жизни населения Верховного Поволжья.

    Сакральная пермская скульптура: проблема христианских и языческих влияний. Курсовая, 28 стр.

    Проблема христианских и языческих влияний Сакральной пермской скульптуры. Скульптура Николая Мирликийского из фонда Челябинского областного Краеведческого музея: проблема художественныхвлияний.

    Современное искусство и его направления. Дипломная/Магистерская, 54 стр.

    Танцевальное шоу в настоящее время. Световые, пиротехнические и звуковые эффекты для наиболее сильного восприятия подходящего макияжа и прически. Комбинирование трюков с декорациями и совершенно новые компьютерные спецэффекты. Влияние танцевальных шоу не только на на человека, как на индивида, но и на развитие современного искусства в целом.

    Современное состояние Пронского монастыря. Дипломная/Магистерская, 54 стр.

    Историю создания монастыря, современное состояние обители, демонстрация процесса возрождение монастыря. Показана актуальность восстановления монастырей в деле возрождения православной культуры. Целостно история создания Пронской обители, его реконструкция и его значение для Рязанской земли,

    Создание анимационного клипа на музыкальное произведение. Дипломная/Магистерская, 50 стр.

    При создании анимационного клипа на музыкальное произведение «Не видели вы девушку» панк-рок группы «Король и Шут», концепция опирается на визуальным стиль акварельной живописи, чтобы показать романтический характер произведения в стиле 17-18 веков.

    Социально-защитные технологии. Курсовая, 17 стр.

    Сущность социально-защитных технологий в культуре. Составляющие элементы социально-защитных технологий в культуре.

    Сценарные технологии в разработке культурно-досуговой программы. Курсовая, 36 стр.

    Сценарий, как литературная основа культурно-досуговой программы. Особенности драматического творчества.

    Сюрреализм как направление авангардистского кинематографа. Курсовая, 31 стр.

    Три волны авангарда. Дадаизм как предшественник сюрреализма. Сюрреализм как направление в искусстве. Обзор первых сюрреалистических картин. «Андалузский пёс» и «Золотой век» Л. Бунюэля. Влияние сюрреализма на дальнейшее развитие кинематографа.

    Термінологія з галузі культурології в сучасній українській мові. Курсовая, 52 стр.

    Предметно-тематичний та лексико-семантичний аналіз культурологічної лексики. історія вивчення і формування української наукової термінології. Шляхи формування української культурологічної термінології у зв'язку з історією розвитку культурології. Класифікації груп культурологічної лексики. Лексико-семантичні особливості культурологічних лексем.

    Технология выполнения тематического образа к мюзиклу «Чикаго». Курсовая, 22 стр.

    История развития гримировального искусства. Грим женщин в 1920 годах. Значение грима в создание сценического образа. Технические средства и приёмы грима.

    ТОМ ВУЛФ КАК ТЕОРЕТИК И ПРАКТИК «НОВОГО ЖУРНАЛИЗМА». Дипломная/Магистерская, 103 стр.

    Определена роль и понятие «новый журнализм» в свете теории литературы с главенствующим документальным началом; интерпретировать принципы «нового журнализма», изложенные в манифесте Т. Вулфа «Новая журналистика», и интерпретировано их влияние на поэтику книги «Электропрохладительный кислотный тест»

    Традиционная культура Кореи в настоящее время. Дипломная/Магистерская, 69 стр.

    Выявление основных особенностей и закономерностей исторического развития традиционной корейской культуры.

    Формирование культуры досуга молодёжи (на материалах клуба «Мечта», г. Севастополь). Дипломная/Магистерская, 79 стр.

    Выявлена специфика и содержание понятия «культура досуга» молодёжи, рассмотрены средства, формы и методы социально-культурной деятельности,проведен анализ основных направлений в деятельности клуба «Мечта»,обоснована программа «Досуг нового века».

    Фотографика как средство художественного образа в жанровой композиции. Дипломная/Магистерская, 94 стр.

    Решение художественного образа жанровой композиции средствами фотографики. Возникновение и развитие направления в искусстве. Объективность реальной съемки. Понятие художественный образ в фотографики. Жанровая композиция. Немного ее истории и художественный образ в жанровой композиции.

    Функциональные эквиваленты религии в социуме, как один из факторов оказывающих влияние на процесс секуляризации в современном обществе, на примере социализации и ритуализации пьянства в России. Дипломная/Магистерская, 72 стр.

    Исследователи различных направлений, происходящих событий в религиозном мире. Утрата функционального значения религии в социуме. Функциональный взгляд на культуру и религию. Вера в сверхъестественное, или набор определенных ритуалов, вера в «духовные существа». Главные положения функционализма. Употребления алкоголя как средство выполнения функций религии в современном обществе.

    Характеристика творчества Ф. Шопена: жанры и особенности музыкального стиля. Курсовая, 35 стр.

    Развитие жанра ноктюрнов указывало на проникновение в сферу музыки романтической тенденции изображать ночь как нечто таинственное,неясное, томящее, мистически жуткое или маняще-чувственное. Постоянные фоны ноктюрнов - это ласковые шелесты и журчания ночи, на которых волнующе и мучительно выделяются интонации печальных чувств и тревожных дум.

    Характеристика театрализации как технологии связи с общественностью. Дипломная/Магистерская, 80 стр.

    Театрализация как социокультурный феномен: основные подходы и анализ историко-культурной динамики. Театрализация как технология связей с общественностью: специфика и содержание. Практические аспекты применения театрализации в социокультурной сфере (на примере социокультурного pr-проекта «этюд»).

    Шахматная игра как феномен интеллектуальной культуры. Дипломная/Магистерская, 162 стр.

    Определение роли и будущности шахматной игры в процессе развития интеллектуальной культуры современного общества. Процесс развития шахматной игры с точки зрения философии культуры. Философско-культурологический компендиум для определения места и роли шахматной игры в системе классификации игр с тем, чтобы выявить особенность и уникальность шахмат.

    Этнокультурные доминанты нашего времени. Курсовая, 32 стр.

    В данном случае мы рассматриваем смешение, растворение и поглощение культур, а для этого нам необходимо рассмотреть проблему глобализации: влияние, последствия, прогнозы.


      Наука как объект культурологического анализа

       

      Смысл выражения «наука как феномен культуры» состоит в том, что наука рассматривается как принадлежность, свойство, проявление культуры. Отсюда следует, что, как бы ни понималась сама наука, нам предстоит еще выяснить, в каком смысле то, что мы понимаем под «наукой», является принадлежностью или проявлением того, что мы понимаем под «культурой».

      Однако начнем мы с уже введенного нами определения науки в качестве социально организованной деятельности, отметив на этот раз, что подобное определение означает включение науки в число компонентов социальной системы, или социальных институтов, изучением которых занимается социология науки. Именно социология науки изучает те формы социальной организации научного познания, благодаря которым обеспечивается участие сообщества ученых в общественно организованном и регулируемом обмене деятельностей, составляющем суть общественной жизни.

      Осуществление научной деятельности в социально организованной форме предполагает исполнение индивидами вполне определенной социальной роли - роли ученого, предстающей перед социологом в виде совокупности социальных норм и предписаний, диктуемых обществом исполнителям данной социальной роли. Это означает, что, коль скоро социальная роль «ученый» уже возникла в процессе общественного разделения труда и обмена деятельностей, содержание этой роли может быть изучено в качестве возможного места приложения социальной активности индивидов. При этом реальный процесс исполнения данной социальной роли рассматривается социологом с точки зрения соответствия или несоответствия тем нормам и предписаниям, которые отличают научную деятельность от всех других видов совокупной общественной деятельности и характеризуют только науке присущее место и роль в процессе общественного обмена деятельностей.

      Обратимся теперь к анализу тех различий, которые характеризуют науку в качестве компонента общественной системы, с одной стороны, и феномена культуры - с другой.

      В отличие от социолога, исследующего безличные структуры человеческой деятельности и социально-ролевой каркас ее осуществления, т.е. нормы, предписания, условия осуществления социальной роли «ученый» как объективно данного, независимо от конкретного субъекта существующего «вместилища» его жизненной энергии, воли, активности, культуролог изучает бытие конкретного субъекта в конкретных жизненных ситуациях, т.е. не содержание и функции социальной роли «ученый» в той или иной общественной системе, а сам процесс исполнения социальной роли ученого конкретным индивидом, группой или научным сообществом в целом.

      Культура не существует вне человека, вне субъекта деятельности. Вне субъекта существуют лишь опредмеченные, объективированные результаты деятельности, которые являются необходимыми условиями и средствами осуществления культуротворческой деятельности человека, но не самой деятельностью как таковой. Именно поэтому любые элементы и результаты деятельности выступают для культуролога лишь как знаки и символы, несущие информацию о специфических особенностях «живой», здесь и сейчас разворачивающейся деятельности конкретного субъекта.

      Таким образом, разговор о культуре - это всегда разговор о конкретном субъекте, формой деятельности которого данная культура является.

      Субъект подобен энергетическому узлу, в который связаны и от которого питаются все виды и типы осуществляемой этим субъектом деятельности. И каждый такой «узел», будь то индивид, группа или общество в целом, завязывается по-разному, характерным только для данного субъекта образом, способом, который и есть не что иное, как культура данного субъекта. Что бы ни совершал данный субъект, в каком бы количестве деятельностей себя ни проявлял, он остается все тем же субъектом и его культура характеризует только ему присущий способ осуществления любого вида деятельности и принципы взаимосвязи всех видов и типов деятельности, которые он осуществляет.

      Итак, культура как парадигма (схема, матрица, канон и т.п.) деятельности характеризует специфические отличия в способе взаимосвязи и содержании целей, смыслов, ценностных ориентаций, средств, результатов и других элементов того или иного вида деятельности как реально осуществляемого (или осуществленного) конкретным субъектом процесса.

      Отсюда следует, что наука становится объектом культурологического анализа лишь тогда, когда возникает проблема выявления различий в деятельности конкретных субъектов (индивидов или групп), осуществляющих реальный процесс научного познания в реальных условиях человеческой жизнедеятельности.

      Культурологу важно понять, чем именно деятельность одного ученого отличается от деятельности другого ученого. Если бы таких различий не было, то не было бы и основания для введения понятия «культура» в исследование научного познания, так как отсутствие различий в научной деятельности реальных субъектов означало бы, что научная деятельность не имеет внутренней дифференциации по способу своего осуществления, а внешняя дифференциация по отношению к иным видам и типам деятельности является предметом социологического анализа науки и социальной роли ученого.

      Но в том-то и дело, что научная деятельность реально существует в различных формах, именуемых культурами и порождаемых различными субъектами деятельности, которые различным образом осуществляют один и тот же вид деятельности, исполняют одну и ту же социальную роль.

      Когда мы говорим, например, о науке античности или о науке Нового времени, то имеем в виду науку как элемент античной или нововременной парадигм деятельности. Это значит, что античное общество как субъект деятельности иначе, чем общество Нового времени, осуществляло все виды и типы деятельности, в том числе - и научную деятельность, а потому в культуре Нового времени, по сравнению с античной культурой, изменяется и место, и роль науки в совокупной общественной деятельности, и способы осуществления научно-познавательной деятельности, которая несет в себе характерные именно для культуры Нового времени модификации проблемных полей, объектов и предметов исследования, задач, методов и средств, этоса научной деятельности и социальной роли ученого.

      Таким образом, наука как феномен культуры несет в себе специфические черты того способа жизнедеятельности, элементом которого она является.

      Вместе с тем, занимая только ей присущее место, играя только ей свойственную роль, наука как феномен определенной культуры выражает специфические черты этой культуры в соответствии со спецификой именно научной деятельности, сохраняя свое отличие от всех иных видов деятельности, характеризующих данную культуру.

      Изучение того, каким образом, в каких формах наука выражает специфические черты культуры как способа жизнедеятельности субъекта той или иной эпохи или уровня организации (от индивида до человечества), привело не только к возникновению новых направлений в исследовании науки, таких, как социология знания, или когнитивная социология, но и к осознанию фундаментальной проблемы всей системы науковедческого знания, а именно: проблемы соотношения социокультурной специфики научной деятельности и универсального содержания научного знания.

      Для того, чтобы разобраться в существе этой проблемы нам придется начать издалека, с 17 века, с того момента, когда формируется не только социальный институт науки, но и ее самосознание.

       

      Самосознание и мифология классической науки

      Когда мы говорим о самосознании науки, то имеем в виду тот образ науки: ее целей, содержания, методов, решаемых проблем, специфических особенностей, значения, роли в развитии общества и т.д., - который существует в сознании самих ученых. А сами ученые, начиная с 17 века, не сомневались в том, что главным отличием их собственной - научной - деятельности от познавательной деятельности философов, теологов и просто любознательных людей является ее способность добывать истинное знание о мире.

      Идеал абсолютно достоверного, объективного, лишенного всякой субъективности и добытого с помощью экспериментально-математического метода знания стал краеугольным камнем самосознания науки. Именно этот идеал в наибольшей степени отвечал основному принципу естественнонаучного мышления: знать с абсолютной достоверностью хотя бы то немногое, что в принципе доступно человеческому разуму.

      Именно с 17 века, с момента возникновения классического естествознания, физики - естествоиспытатели - начинают противопоставлять себя метафизикам - философам - и осознавать отличие своей познавательной деятельности как особое «качество научности», обретаемое на пути применения экспериментально-математического метода.

      «Гипотез не измышляю» и «Физика, берегись метафизики!» - эти афоризмы Ньютона стали паролем и отзывом всего последующего развития естествознания, представители которого были отныне убеждены в том, что, как бы ни решали метафизики (философы) вопрос о сущности бытия и о том, ч т о и м е н н о человек может з н а т ь об этом бытии, нечто он всегда знает. И для физика, остерегающегося метафизики, суть научного познания состоит в применении метода, с помощью которого э т о н е ч т о - будь то законы движения или строение атома - можно познать с абсолютной для данных конкрет-ных физических условий достоверностью.

      Гарантом абсолютной (в границах физического эксперимента) до-стоверности научного знания будет отныне служить для физика не степень приближения к Божественной мудрости, а способность разумного и методологически обоснованного самоограничения предмета научного (естественнонаучного) исследования. Для каждого естествоиспытателя («физика») это означало, что, только научившись задавать Природе вполне определенные - собственно научные - вопросы, можно надеяться на получение столь же определенных - собственно научных - ответов. И только в рамках конкретно-научных ответов на конкретно-научные вопросы знание становится истинным, оставаясь всего лишь вероятным и гипотетичным в масштабах Универсума, в сравнении с Божьим промыслом.

      Можно без преувеличения сказать, что миф об особых правах науки на истину, рожденный в недрах самосознания творцов классического естествознания 17 века, явился основным продуктом идеологического самообоснования науки в процессе ее социального самоутверждения.

      Следует иметь в виду, что любая форма специализированного духовного производства: философия, теология, искусство или наука - нуждается в доказательстве своей «особости», своего принципиального отличия от всех других форм человеческой деятельности для того, чтобы обосновать свое значение и место в структуре совокупной общественной деятельности. Более того, всякий раз, когда у общества появляется реальная потребность в существовании того или иного вида деятельности, неизбежно возникают и соответствующие идеологические обоснования ее специфичности и незаменимости.

      Этот процесс социального самоутверждения нового вида человеческой деятельности выглядел бы вполне нормально и не требовал бы особых усилий для понимания, если бы не одно важное обстоятельство: дело в том, что реальность общественной потребности в той или иной форме духовного или практического освоения действительности не является гарантом истинности ее отражения в идеологических концепциях. Ведь эти концепции должны обосновать необходимость существования и «особый статус» того или иного вида деятельности, например - науки, прежде всего для нее самой, превратив ее из деятельности стихийной, необоснованной ( т.е. «деятельности-в-себе») в деятельность осознанную, целесообразную, методологически направленную ( т.е. «деятельность-для-себя»). Наличие элементов искаженности, «превращенности», мифологичности во всех формах подобных идеологических самообоснований столь же неизбежно, как и в любой рекламной продукции, и не является исключительной чертой каких-то отдельных видов деятельности или социокультурных условий их существования.

      Проблема заключается, однако, в том, чтобы понять: в чем состоит подлинная, а не мифологическая, специфичность научного познания и каковы действительные границы его незаменимости?

       

      Старые мифы на новый лад

       

      Наука как сфера духовного производства уже давно миновала период юношеского самоутверждения и на пороге 3-его тысячелетия благополучно вступила в пору зрелых размышлений о своей сущности и месте в человеческой культуре.

      Прогресс, достигнутый обществом за последние 400 лет, стал свидетельством как неоспоримых заслуг науки в достижении истинного знания о мире, так и мифологичности ее претензий на то, что она является единственной дорогой, ведущей к Истине.

      Но оказалось, что мифы классического естествознания об особых и исключительных правах науки на истину, о всесилии и непогрешимости научного метода стали уже достоянием общественного сознания и здравого смысла и что процесс расставания с иллюзиями юности будет сложным не только для самой науки, но и для общества, привыкшего требовать от науки таких гарантий преуспевания, которых она не в состоянии дать, и возлагать на научное познание такие надежды, которых оно заведомо не сможет оправдать.

      Столкновение с реальными сложностями и противоречиями в развитии научного познания, которое в течение нескольких столетий воспринималось общественным сознанием как непогрешимое, объективное, точное, далекое от метафизических ухищрений и проч. и т.п., породило в обществе глубокое разочарование, уныние и чувство обманутых надежд. Здравый смысл, неготовый к восприятию «науки с человеческим лицом», на котором проступают последствия ожесточенной борьбы научных школ и направлений, отсутствия однозначных критериев и оценок истинности полученных результатов, неустранимой проблематичности достижения истины в любом конкретном научном исследовании, начал подвергать сомнению эффективность научного метода как такового, а крушение собственных надежд на всесилие научного прогресса расценил как доказательство равенства в правах на Истину любых форм духовной деятельности человека, начиная с астрологии и кончая гаданием на кофейной гуще.

      Между тем, невежественное, граничащее с мракобесием уничижение научного познания, которое все более и более пронизывает среду обитания современного человека и проникает даже в вузовские аудитории, бывшие некогда цитаделями сциентизма, имеет столь же отрицательное влияние на интеллектуальное и духовное развитие людей, как и беспросветная вера в научно-технический прогресс.

      Осознание сложившейся в последние десятилетия ХХ века ситуации делает не только психологически оправданной, но и, несомненно, привлекательной позицию тех исследователей, которые продолжают отстаивать идею уникальности содержания и исторической роли научного познания, признавая своеобразный «долг чести» перед наукой. Думается, усилиями именно так мыслящих ученых и педагогов государственные стандарты высшего образования по многим специальностям пополнились такими учебными курсами, как «Концепции современного естествознания» и «Наука в системе культуры». В известной мере, кризис престижа науки играет положительную роль в развитии ее самосознания, поскольку вынуждает вернуться к истокам научного познания и с высот исторического развития взглянуть на действительные основания специфичности данной формы познания.

      Однако, несмотря на существенные изменения, произошедшие как в социальном статусе науки, так и в науковедении, и сделавшие очевидной реальную степень родства науки с другими видами человеческой деятельности, основополагающая идея методологии классического естествознания об «особых правах» науки на истинное знание продолжает свое существование в современном науковедении в форме мифа об «особом эпистемологическом статусе» науки.

      Суть этого мифа состоит в убеждении, что наука является особым, уникальным феноменом, отличающимся от всех других видов человеческой деятельности своей принципиальной независимостью от социокультурного контекста, и что именно этот статус «социокультурной независимости» обеспечивает науке достижение истины.

      Фундаментальная проблема бытия науки в обществе и культуре состоит, по мнению сторонников «особого статуса» науки, в том, что, даже будучи компонентом совокупной общественной деятельности и феноменом культуры как способа жизнедеятельности конкретного субъекта, научная деятельность порождает результат - научное знание - содержание которого лишено социокультурной специфики, не имеет пространственно-временных или культурно-исторических различий, а, напротив, носит универсальный, общечеловеческий характер, так как является отражением сущего самого по себе.

      Осознание и исследование этой проблемы явилось одним из главных событий философии, методологии и истории науки во второй половине ХХ века и породило диаметрально противоположные подходы к ее решению: исключение всякого влияния социокультурных факторов на содержание научного знания, с одной стороны, и отрицание всякой специфики научного познания - с другой.

      Впрочем, следует помнить, что до сих пор первая посылка большинства умозаключений о сущности научного познания формулируется так: «Если наука обладает «особым статусом», то она способна достигать истинного знания».

      Те, кого называют представителями «крайнего социологизма» в методологии науки и кто отрицает специфику научного познания и объективно-истинное содержание научного знания, пришли к этому выводу именно потому, что были уверены в наличии однозначной зависимости между «особым», внекультурным, внесоциальным статусом науки и истиной как ее конечной целью. Обнаружение подлинной социальности и культурно-исторической обусловленности научного познания явилось для них доказательством не только принципиального сходства между наукой и другими видами человеческой деятельности, но и невозможности достижения - именно по этой причине - истинного знания.

      С другой стороны, оппоненты «социологистов» отличаются от них лишь тем, что считают наличие истинного научного знания установленным фактом и рассматривают сам этот факт как свидетельство в пользу существования «особого статуса» науки.

      Итак, будем исходить из того, что: научное знание как социокультурный продукт является результатом социокультурной деятельности.

      В развернутом виде это утверждение выглядит так: научное знание само по себе является носителем социокультурных характеристик, которые порождены человеческой деятельностью, носящей социокультурный характер; отсюда следует, что научное знание не может обладать «социокультурной независимостью» от своих же собственных, неотъемлемых социокультурных черт.

      Ясно, что при таком понимании научного знания проблема его «социокультурной независимости», или «особого эпистемологического статуса», просто не может быть корректно сформулирована. Но в таком случае требуется разъяснить и обосновать предлагаемый подход, что я и попытаюсь сделать в следующих разделах данного пособия.

       

      Что такое «знание»?

      Если наука определяется как социально организованная деятель-ность по производству научного знания, то это может означать лишь одно: смысл научно-познавательной деятельности состоит в достижении такого результата, который признается научным сообществом научным знанием.

      Но что такое «знание» вообще? Что значит «знать»?

      Говоря о специфике научного познания по сравнению с обыденным, мы «по умолчанию» исходили из того, что нам уже известно, что такое «знание», и мы лишь уточняем, в чем состоит специфика особого вида знания - научного. Однако, за умолчанием не всегда стоит именно знание того, о чем умалчивают, поэтому разберемся в существе вопроса.

      Знание - это прежде всего совокупность идеальных образов реальности. Знать - значит иметь в своем сознании, быть носителем совокупности идеальных образов реальности.

      Но всякий ли идеальный образ или совокупность образов являются именно знанием?

      Знает ли, например, античный астроном, как устроена Солнечная система, если он считает (т.е. обладает, имеет в своем сознании совокупность идеальных образов, выраженных на языке определенных астрономических теорий), что Земля находится в центре этой системы и что система является не Солнечной (гелиоцентрической), а Земной (геоцентрической)?

      А химик 18 в. знает ли, какова сущность процесса горения, если объясняет этот процесс с помощью такого идеального образа, как «флогистон» (особое вещество «горючести», входящее в состав горючих материалов)?

      Или, допустим, пассажир петербургского метро, советующий другому пассажиру доехать до станции «Академическая», чтобы попасть в Академию художеств, - знает ли он сам, где находится Академия художеств?

      И античный астроном, и химик 18 века, и пассажир метро были в равной мере убеждены, что обладают знанием того, о чем говорят. Однако каждый, читающий сейчас эти строки, з н а е т, что античный астроном не знал, как устроена Солнечная система, что химик 18 века не знал, какова сущность процесса горения, и что пассажир метро, явно, не знает, где находится Академия художеств.

      Такая прямо противоположная оценка одних и тех же утверждений свидетельствует о том, что знанием считается отнюдь не всякий идеальный образ, выраженный в высказываниях, а лишь тот образ, который признается соответствующим реальности, или сущему, т.е. тому, что существует, тому, что есть. Именно такой образ реальности называют истинным.

      Таким образом, знание возникает в результате оценки образов сознания на истинность и вне этого оценочного отношения не существует. То, что имеется в виду и выражается утверждением «я знаю», всегда осознается и декларируется как истинное.

      /Если бы это было не так, то в приведенных примерах и астроном, и химик, и пассажир выражались бы, примерно, так: «Я знаю, что то, что я утверждаю, ложно, но я все равно это утверждаю», иными словами: «Я знаю, что рядом со станцией метро «Академическая» Академии художеств нет, но я, тем не менее, настоятельно рекомендую Вам доехать до станции метро «Академическая»./

      Думаю, что отныне всем моим читателям должно быть ясно, почему термин «истинное знание» тавтологичен, подобно терминам «прямоугольный квадрат», «круглый круг» или «незрячий слепой», а термин «ложное знание» является таким же оксюмороном, как термины «круглый квадрат», «деревянное железо» или «зияющие высоты». Однако, повторю еще раз: как на уровне общественного, так и на уровне индивидуального сознания, те результаты познания ( компоненты сознания), которые еще не осознаются или уже не осознаются как истинные, не включаются в сферу знания.

      С этой точки зрения познание представляет собой целенаправленный процесс удостоверения истинности идеальных образов, формирующихся в сознании.

      Те мысли, идеи, суждения, истинность которых остается проблематичной, именуются догадками, предположениями, мнениями, верованиями, гипотезами. Однако в той мере, в какой любые догадки или гипотезы уже осознаны субъектом познания как истинные, они превращаются для него в знание.

      Итак, быть знанием для любого образа сознания означает лишь одно - быть истинным, а быть истинным - значит быть тем и только тем, что осознается как соответствующее сущему самому по себе, как отображающее (репрезентирующее) сущее в сознании.

       

      Знание и Истина: особенности истинностных оценок

      Мы выяснили, что знанием являются те и только те идеальные образы (мысли, идеи, представления и т.п.), которые признаются, или оцениваются, как истинные, как соответствующие сущему самому по себе.

      Любая оценка предполагает наличие основания, так как в процессе оценки происходит отбор того, что соответствует этому основанию как образцу, стандарту, идеалу.

      Но что является основанием оценки идеальных образов на истинность, или - на соответствие реальности? Как определить: действительно ли мысль (идея, теория) репрезентирует, отображает сущее, т.е. то, что есть, или - создает лишь его иллюзию?

      Мы подошли к одному из самых сложных пунктов теории позна-ния, понимание которого потребует определенных усилий, поскольку именно в этом пункте гносеология особенно далека от обыденных представлений о том, как именно человек познает мир.

      Дело в том, что, вопреки уверенности здравого смысла, реальность дана человеку лишь опосредованно, лишь в форме идеального образа, мысли, а мысль - это не карта и не модель, которые можно сверять с местностью или сравнивать с объектом моделирования:

      содержание мысли - это и есть то, что замещает в сознании человека объект реальности, и сознание оперирует мыслями как самими объектами реальности.

      Именно поэтому процесс установления истинности той или иной мысли нельзя представлять в виде сопоставления независимого от со-знания субъекта содержания этой мысли со столь же независимой от сознания объективной реальностью: если, используя карты или модели, человек точно знает, что именно было объектом картографирования или моделирования, то, оперируя идеальными образами, человек не знает, что именно в этих образах соответствует, а что - не соответствует реальности.

      Для того, чтобы сравнить содержание мысли с реальностью и установить соответствие или несоответствие этого содержания реальности, необходимо заранее знать, что представляет собой эта реальность. Но установление того, что представляет собой реальность, в свою очередь, не может быть сделано иначе, чем через акт оценки, проверки содержания мысли об этой реальности на соответствие самой реальности и т.д.

      Перед нами логический круг или парадокс, который является не формально-логической ошибкой, а выражением противоречивой сущности человеческого познания.

      Знание того, что есть сущее, реальность сама по себе, называют онтологическими предпосылками, или онтологическими допущениями, на основании которых то или иное утверждение оценивается на истинность.

      Необходимо особо подчеркнуть, что истинностная оценка не отличается по существу от оценки эстетической или моральной, но если в одних случаях в качестве основания оценки выступают идеалы красоты или нормы морали, то в других - онтологические предпосылки, или онтологические модели реальности.

      Несмотря на то, что онтологические допущения (модели реальности) предшествуют оценке любого утверждения на истинность, сами они не могут быть обоснованы чисто логическим путем, так как в них всегда остается неустранимый момент произвольности, источником которой выступает познающий субъект во всей полноте своей культурно-исторической определенности.

      Таким образом, стандарт (основание) истинности столь же рукотворен, как и любое иное (эстетическое, моральное, религиозное) основание оценки. Различие состоит лишь в том, что элемент произвольности, долженствования, связанный с оценкой того или иного явления на основании принятого стандарта (образца, идеала, модели), в истинностных оценках, как правило, не осознается. Напротив, создается впечатление, что, в отличие от стремления к добру и красоте, выражающего отношение субъекта к объекту: приятие или неприятие, одобрение или неодобрение - в стремлении к истине выражается лишь бесстрастная констатация объективных фактов.

      На этом ошибочном впечатлении основаны суждения тех, кто уверен, что в научных утверждениях отсутствуют «отпечатки субъективности», которые познающий субъект оставляет якобы лишь на своем отношении к определенному явлению, но не на самом факте констатации этого явления, а потому в научных теориях отсутствуют оценочные суждения такого типа, как: «Хорошо, что Е равно именно МС , а не МС» или «Как прекрасны волновые свойства частиц».

      Между тем, истинностная оценка всегда связана с предшествующими ей онтологическими предпосылками, или онтологическими моделями реальности «самой по себе», соответствие или несоответствие которым и обнаруживает процесс истинностной оценки. А потому, ученый, создающий теорию движения планет, не менее субъективен, чем поэт, воспевающий красоту звездного неба. Различие между ними состоит в том, что поэт запечатлевает в стихах движения своей души, созерцающей звездное небо, а ученый выражает в тексте свою собственную идею, которая, как ему кажется, способна стать аналогом созерцаемого явления, так как он, ученый, знает, какова сущность этого явления «самого по себе».

      Именно свою идею (концепцию, теорию) ученый воспринимает как объективную, беспристрастную, констатирующую факты, только факты и ничего, кроме фактов, поскольку он убежден, что основанием оценки этой идеи на истинность выступает сущее само по себе, в то время как основания моральных и эстетических оценок формируются самим человеком. Настаивая на беспристрастности своей точки зрения, ученый, как правило, не осознает, что за «то, что есть в действительности», он, как и все, стремящиеся к Истине, выдает именно «то, что должно быть» в соответствии с принятыми им онтологическими предпосылками.

      Таким образом, любые утверждения о реальности самой по себе являются результатом духовной деятельности познающего субъекта, ставящего перед собой цель - выйти за пределы собственной субъективности к объективной реальности, к сущему, к тому, что существует вне сознания познающего субъекта, и именно эта - наиважнейшая, фундаментальная, смысложизненная - цель человеческой деятельности выражена в идее истины .

      Истиной именуется такое содержание мысли, которое соответствует реальности, а истинной - такая мысль, которая несет в себе это содержание.

      Хочу подчеркнуть, что идея о том, что вне и помимо мысли, истинность которой подвергается проверке, существует реальность, которой эта мысль должна соответствовать, чтобы быть истинной, является фундаментальной для понимания смысла категории «истина». А вопрос о том: «Что есть истина?» - это не столько вопрос о соответствии или несоответствии наших мыслей реальности, сколько вопрос о том: «Что есть сама реальность?» - которой наши мысли должны соответствовать, чтобы быть истинными.

      Итак, подведем некоторые итоги.

      Что показал наш краткий экскурс в святая-святых гносеологии?

      Мне бы хотелось надеяться на то, что мои читатели ухватили главное: в знании как продукте человеческого познания нет ничего нечеловеческого, внекультурного, социально не детерминированного.

      Все: начиная от совокупности идеальных образов, существующих в сознании познающего субъекта, и кончая идеей реальности, которой эти образы должны соответствовать, чтобы их можно было считать истинными и значит - собственно знанием, - возникает, формируется, развивается в процессе человеческой социально организованной, обладающей культурно-исторической спецификой деятельности.

      Содержание следующих разделов данного пособия будет посвящено не столько доказательству наличия социокультурной детерминации научного познания, сколько анализу причин, порождающих миф о «социокультурной независимости» науки.

       

      Научное знание как результат научно-познавательной деятельности

      Не будет преувеличением сказать, что всякий раз, когда нечто противопоставляется обществу и культуре, это нечто противопоставляется субъекту, способом социальной жизнедеятельности которого культура является. Поэтому вполне закономерно, что в основе аргументации сторонников «особого статуса» науки в обществе лежит противопоставление содержания научного знания реальному процессу научно-познавательной деятельности конкретного субъекта, как если бы само научное познание было неким объективно-бессубъектно-безличным процессом, дающим в принципе однозначные, не подлежащие интерпретации и не зависящие от культурно-исторического контекста результаты.

      Для начала задумаемся над вопросом: о каких, собственно, «результатах» научного познания идет речь, когда утверждается, что эти результаты могут быть отделены или независимы от социокультурного контекста существования и развития науки?

      Что, например, является результатом научно-познавательной деятельности Коперника: книга «О вращениях небесных сфер» или гелиоцентрическая система?

      Если имеется в виду книга, то она содержала в себе как истинные, так и ложные утверждения. Более того, как для самого Коперника, так и для многих его последователей, включая Галилея, идея вращения Земли вокруг Солнца обладала не большей степенью истинности, чем принцип равномерных круговых движений планет.

      Что касается гелиоцентрической системы как предполагаемого результата научной деятельности Коперника, то, строго говоря, само это предположение нуждается в существенных уточнениях, поскольку не ясно, о чем именно идет речь: о той ли системе, которая изложена в труде Коперника, или о той, которая представлена, скажем, в трудах Кеплера, или, наконец, о той, которая излагается в современных учебниках астрономии?

      Очевидно, что любые изменения, внесенные в концепцию Коперника его последователями, не могут рассматриваться как результат его собственной научной деятельности. А в том реальном историческом результате научно-познавательной деятельности Коперника, каковым является труд «О вращениях небесных сфер», объективно-истинное содержание неотделимо от конкретно-исторической, авторской формы выражения.

      Всякий, кто интересуется историей науки, без труда сможет убедиться в том, что:

      - любая научная идея или теория в момент своего реального исторического рождения несет на себе черты не только определенной логической ступени развития научного познания, но и черты мировоззрения и стиля мышления самого исследователя;

      - любой результат научно-познавательной деятельности, выраженный в тексте (устном или письменном, рукописном или печатном), выступает не только как носитель знания, но и как феномен определенной культуры, как продукт деятельности конкретного ученого, обладавшего особым видением проблемного поля данной области знания и особым пониманием содержания и способов решения стоящих перед ним научных задач.

      Почему же исследователи науки, в отличие от исследователей искусства, религии или философии, абстрагируются от той конкретно-исторической формы, в которой научное знание появляется и реально существует и которая неразрывно связана с культурой как способом жизнедеятельности познающего субъекта?

      Почему культурологи не перестают утверждать, что объективно-истинные результаты научного познания не зависят от социокультурного контекста? Почему противопоставляют результат научного позна-ния самому процессу научно-познавательной деятельности?

      Да потому, что таков фундаментальный миф научного самосознания: либо Истина рождается чистой и непорочной из «грязи» социокультурного бытия и обладает вечным иммунитетом против всего «слишком человеческого», либо - Истины вообще не существует.

      О том, что Истина сама есть смысложизненная цель человеческого существования и что, в качестве цели, она неотделима от «блеска и нищеты» человеческого бытия, мы уже говорили и еще будем говорить. Сейчас же я хочу обратить внимание моих читателей на более частные аргументы сторонников «особого статуса» науки в культуре, поскольку анализ этих аргументов дает возможность рассмотреть существенные стороны научного познания как единства деятельности и результата.

       

      Научное знание как продукт культуры

      Различие между «живой» деятельностью как процессом и ее объективированными, опредмеченными, овеществленными результатами не только не является специфическим признаком науки, но, напротив, характеризует любую разновидность ч