• Задать вопрос менеджеру

Twitter новости

Обучение письменному иноязычному общению на основе ИКТ http://t.co/IK2NAjncrk

Online-опрос

Антиплагиат онлайнДипломант
Яндекс.Метрика

Периодические печатные издания

Предмет:История
Тип:Дипломная/Магистерская
Объем, листов:72
Word
Получить полную версию работы
Релевантные слова:имела, первая, уфе, два, ручных, вторая, шрифтов, станка, росси, века, сыграло, роль, истории, слово, времена
Процент оригинальности:
78 %
Цена:2600 руб.
Содержание:

Глава I

ОБЩАЯ СТРУКТУРА ИЗДАНИЯ.

§ 1. Официальный отдел

§ 2. Неофициальный отдел.

Глава II

МИССИОНЕРСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ПО МАТЕРИАЛАМ «УФИМСКИХ ЕПАРХИАЛЬНЫХ ВЕДОМОСТЕЙ»

§1. Развитие православной миссии на территории Башкортостана в XVI- первой половине XIX в.

§2. Деятельность Уфимского Епархиального Комитета Православного Миссионерского общества

§3. Борьба церкви со старообрядничеством и сектанством.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Вступление:

В человеческой истории огромную роль сыграло печатное слово. Оно во все времена было и остается средством просвещения и духовного развития человека.

Появление и распространение печатных изданий связано с деятельностью типографий. В конце XVIII века в Росси насчитывалось 16 типографий. В Уфе первая типография была основана при Губернском правлении в марте 1801 года. Она имела два ручных станка и очень ограниченное количество шрифтов. Вторая типография в крае возникла в 1826 году в Оренбурге.

Начало периодических изданий в Уфе следует отнести к 1838 году, когда начали издаваться «Оренбургские губернские ведомости», первый номер газеты вышел 1-го января 1838 года. Это был маленького формата листочек на твердой бумаге. Газета имела сплошную за весь год нумерацию страниц и подшивалась в единую обложку. Как и во всех «губернских ведомостях» основное содержание составляли публикации царских и правительственных указов, распоряжений местной власти, всевозможные объявления, извещения, торги на подряды и прочая информация. Число обязательных подписчиков ведомостей было 240.

В 1865 году обширная Оренбургская губерния была разделена на две – Уфимскую и Оренбургскую, в Уфе стали издаваться «Уфимские губернские ведомости», а в Оренбурге – «Оренбургские губернские ведомости».

В 1872 году появилось первое частное издание. Владелец лучшей типографии и книжного магазина Н. К. Блохин стал издавать «Уфимский листок объявлений и извещений». С 1879 года начали выходить «Уфимские епархиальные ведомости», а также «Вестник уфимского земства»

В период с 1879-го до 1898 года, т. е. на 19 лет, наступило затишье. Эти годы – конец царствования Александра II, все царствование Александра III и начало правления Николая II – были годами мрачной реакции, и неудивительно, что в Уфе не возникло новых изданий, только в 1890г. при «Уфимских губернских ведомостях» начало печататься еженедельное издание «Уфимское попечительство о народной трезвости». Это были тетрадки страниц до 24-х, обыкновенного книжного формата (26?14 см), в которых помещалась хроника жизни уездных и губернских попечительств о народной трезвости.

«Уфимские епархиальные ведомости» среди периодических изданий XIX века занимают важное место. Епархиальные ведомости губерний являлись официальными органами епархий. Идея создания особой епархиальной периодики по примеру губернской принадлежит херсонскому архиепископу Иннокентию. В 1860 году Святейшим Синодом было принято решение об издании во всех епархиальных городах ежемесячных журналов духовного содержания. Епархиальные ведомости на долгие годы стали единственным источником информации о местной церковной жизни, истории и подвижниках. Первые Епархиальные ведомости появились в Ярославле, в 1860 г. Создание епархиальной прессы несло несомненные выгоды. Заметно сокращалась консисторская бюрократическая переписка; приходы гораздо быстрее получали необходимую информацию; а епархиальное начальство приобретало новый способ пастырского воздействия на паству.

Религия в разные годы всегда оставалась тем звеном, которое связывало людей разного происхождения, достатка и социального статуса. Также церковь играла важную роль, в просветительской деятельности организовывая церковно-приходские школы, в которых желающие могли получить элементарное образование.

Не будем забывать об особой роли церкви, в частности духовной цензуры именно в 19 веке, когда светские чиновники и православные иерархи объединились ради одной цели охраны самодержавия и крепостничества. Эта идея нашла выражение в стремлении оградить общественную мысль России от развития ею революционных и материалистических идей в просвещении, науке, литературе и искусстве и соединения их с народной культурой, народным свободомыслием, в том числе и религиозным.

До обнародования первого цензурного устава 1804 г. в стране существовали комитеты смешанных видов цензуры как «служба его величества». Их деятельность сопровождалась неизбежными противоречиями между светской и духовной цензурой. Цензурный устав 1804 г. внес ясность в положение дел: духовная цензура была отнесена в ведение Синода. По аналогии со светской она в 1808 г. «начертаниями правил об образовании в государстве духовных училищ» оказалась в сфере деятельности Духовной академии, при которой образовывались духовно-цензурные комитеты. Организация Министерства духовных дел и народного просвещения привела к расцвету духовной Цензуры в 1817 г. , ее усиленному давлению на светскую, о чем свидетельствует вмешательство руководителей духовной цензуры в дела университетов, в цензурование журналистики и произведений литературы и т. д.

Духовная цензура боролась не только с религиозным вольномыслием. Цензор, согласно уставу, должен был "особенно следить и ни в коем случае не допускать произведений, не только противных христианской нравственности и религии, но и правительству". В свою очередь, устав гражданской цензуры заботился не только об интересах правительства. Устав обязывал цензора запрещать книги, если в них обнаружится что-либо, "клонящееся к поколебанию учения православной церкви, ее преданий и обрядов, или вообще истин и догматов христианской веры, . . . мнения, ведущие к безбожию, материализму. . . и т. п. " Оба устава имели общую цель: культивировать "приверженность к вере и престолу». В 1862 г. цензура получила распоряжение, запрещающее "допускать к печати сочинения и статьи, излагающие вредные учения социализма и коммунизма, клонящиеся к потрясению или ниспровержению существующего порядка и к водворению анархии". Вслед за этим и духовная цензура получила указ Синода "о недопущении к печати статей, явно вредных по своему направлению".

В 80-90-е годы XIX в. цензурные учреждения, светские и духовные, по-прежнему неотступно преследовали сочинения, излагавшие материалистические теории.

Актуальность темы. Периодическая печать это многослойный источник, по которому можно изучать экономику края, административное устройство, персоналии. Здесь сосредоточены колоссальные пласты информации, поэтому изучение материалов опубликованных на страницах периодических изданий, позволяет выявить новые интересные и до этого не изученные материалы. Между тем история церковной печати представлена в научной литературе весьма фрагментарно. В работе впервые подвергается изучению журнал «Уфимские Епархиальные Ведомости», как сложный и значительный памятник истории отечественной общественной мысли.

В современном российском обществе развиваются разнообразные социокультурные процессы, среди которых особое место принадлежит поиску национальных идеи, способной объединить общество на основе общности глобальных целей развития. Одним из возможных вариантов нового национального самосознания государством рассматривается возрождение духовных традиций на базе основных религиозных конфессий. Русская православная церковь выступает активным участником данного процесса, развивая свою миссионерскую деятельность. Осуществление миссионерской деятельности православной церкви на специфической территории, где переплетались интересы различных этносов в рубежный для нее период – вторую половину XIX- начало XX века. интересно для изучения как истории России так и и истории Башкортостана.

Объектом исследования является информация, содержащаяся в журнале «Уфимские Епархиальные Ведомости», в частности материалы о развитии внешней православной миссии в поликонфессиональном обществе (на примере Уфимской епархии)

Предмет исследования – журнал «Уфимские Епархиальные ведомости».

Хронологические рамки обусловлены наличием номеров издания. Исследование охватывает период с 1890 по 1917год.

Территориальные рамки исследования включают Уфимскую епархию. Границы Уфимской епархии менялись не один раз. Уфимская губерния с самого начала появления здесь русских поселений (во второй половине 16 века) входила в состав Казанской епархии, которая была учреждена в 1555 году.

В мае 1764 г часть Уфимской провинции с городами Уфа, Оса, Бирск была переведена в состав Вятской епархии. Это вызвало затруднения для многих владельцев заводов, поскольку изменения коснулись в первую очередь заводских церквей. В целом большая часть Оренбургского края почти все время принадлежала к Казанской епархии занимавшей всю восточную и юго-восточную окраину русского европейского государства, начиная от реки Суры.

На соборе 1667 года было решено увеличить число архиерейских кафедр и к четырнадцати северо-восточным епархиям, существовавшим до этого времени прибавить двадцать новых. В том числе и учредить особую самостоятельную епархию в Уфе, но эти идеи остались лишь на бумаге Вопрос о церковной организации вновь стал главным на соборе 1681-1682 годах. Предложение об открытии новых епархий исходило от царя Федора Алексеевича. Предлагалось территорию разделить на митрополичьи округа, а в крупных городах открыть епископские кафедры и учредить 70 новых епархий: «в числе прочих должна быть открыта в пределах Казанской митрополии и новая епархия в Уфе».

Однако смерть царя снова отодвинула реализацию плана по организации новых епархий на длительное время. Только в конце XVIII века этот вопрос снова становиться главным. И вызвано это было вполне объективными причинами. К 1785 году в России насчитывалась 41 губерния, одна область Таврическая и земля донских казаков, в то время как епархиальное деление продолжало оставаться неизменным с XVI века. В письме графа Безбородко к синодальному Обер Прокурору Ачкурину граф отмечал: «настоящее деление епархии нисколько не соответствует губернскому: в то время как в некоторых губерниях нет ни одного архиерея, в других по два и даже по три».

6 мая 1788 году последовал именной императорский указ Екатерины II о разделении епархий Российской Церкви в соответствии с новым территориальным делением.

Объединенная Оренбургско-Уфимская епархия продолжала существовать до 21 марта 1859 г. , когда последовал доклад Святейшего Синода, утвержденный императором Александром II в котором отмечалось нерациональность существования такой большой по территории епархии: «значительное друг от друга расстояние уездных городов и приходов, окруженных с одной стороны расколом, а с другой — множеством язычников и магометан, требующих для духовного возрождения их сугубо проповеднической деятельности, что, однако не совместимо со средствами одного епархиального начальства».

В связи с этим был составлен план, по которому предлагалось открыть новую епархию с архиерейской кафедрой в Оренбурге (епископ Оренбургский и Уральский), а существовавшему Оренбургскому и Уфимскому Архиерею предоставить наименование Епископа Уфимского и Мензелинского. Таким образом, с 1859 года начинается самостоятельная история Уфимской епархии.

Исследуемая проблема не являлась предметом специального изучения. Непосредственно историей уфимской журналистики начали интересоваться в середине XIX в. Основное внимание в исследованиях посвященных развитию региональной печати исследователи уделяют изучению газеты «Уфимские Губернские ведомости». Так редакторы «Оренбургских губернских ведомостей» И. П. Сосфенов и П. Н. Чоглоков составляли указатели статей, заказывали библиографические обзоры.

В 1903 выходит двенадцатый выпуск «Труды Оренбургской учёной архивной комиссии» посвященный 200-летнему юбилею русской прессы. В нем были опубликована статья оренбургского исследователя П. Н. Столпянского, который проанализировал историю газеты «Уфимские Губернские ведомости» разделив уфимский период на три этапа (1838-1853, 1853-1859 и 1859-1865 гг. ), он же составил алфавитный (не полный) перечень авторов и их публикаций в газете. Среди обозрений основных печатных изданий Оренбургского края был материал посвященный журналу «Оренбургские Епархиальные Ведомости». По словам вступительной редакционной статьи, весть о выходе епархиального органа была встречена местным духовенством «с единодушным сочувствием и живейшим интересом».

В советскую эпоху, судьба местной прессы вкратце затрагивалась в отдельных статьях историков и краеведов. Большой вклад в изучение периодической печати края внес А. А. Черданцев. В краткой энциклопедии «Башкортостан» он по праву назван первым научным библиографом республики, начавшим работать над составлением русского отдела «Книжной летописи Башкорской книжной палаты» и «Летописью периодической печати Башкирской Книжной палаты». К сожалению , такие работы Черданцева, как «Библиография периодической печати Уфимской губернии до 1917г. » и дело всей его жизни – капитальный «Уральский библиографический словарь», остались неопубликованными. Его работа «Из истории периодической печати в Уфе до 1917 года», написанная в ноябре 1941года представляет особый интерес для ученых, историков, краеведов и библиографов. Это первый библиографический обзор периодической печати, включающий газеты, журналы и бюллетени, выходившие на территории Башкирии до 1917 года. А. А. Черданцев дает развернутую характеристику каждого издания, описывает основные рубрики, перечисляет редакторов и сотрудников. Всего им описано 35 газет и журналов – официальных, частных, а также нелегальных. Об «Уфимских епархиальных ведомостях» он дает общую информацию: год создания, первые редакторы, общая структура издания, также отмечает что в «Ведомостях» часто помещались статьи по истории, археологии и этнографии края.

Настоящий «прорыв» происходит в начале XXI в. Сначала А. С. Верещагин по сохранившимся в Уфе коллекциям исследует степень освещения в местной прессе истории края и современного положения во второй половине XIX в. Одновременно В. В. Пугачёв выпускает работу «Уфимская книжность», где один раздел отведён газетному и журнальному миру . Становлению и развитию уфимской прессы посвящены работы М. И. Роднова.

Таким образом, лишь в начале XXI века началось активное изучение местной прессы. Между тем, среди прочих периодических изданий Башкортостана «Уфимские Епархиальные ведомости» продолжают оставаться «белым пятном», не подвергавшемся специальному изучению

Труды по церковной истории создавались на протяжении всего XIX века, однако назвать их в должной степени объективными сложно, в связи с тем, что критический анализ был проблематичен по политическим причинам, так как православие являлось официальной идеологией империи. Во второй половине XIX века было издано несколько работ по церковной истории России в которых рассматривалась внешняя миссионерская работа православной церкви в рамках всей страны; основное внимание уделялось известным крупным миссиям того времени в Поволжье, Сибири и на Кавказе.

В конце XIX – начале XX века были опубликованы две работы по истории епархии на Южном Урале. Первая, написанная преподавателем математики и географии духовного училища в Уфе И. Е. Златоверховниковым, представляет собой справочник по исторической географии и статистике приходов Уфимской епархии. Есть в ней и краткий экскурс в историю православия на Южном Урале.

Специальное исследование, посвященное внешней миссии на территории Оренбургской епархии, предпринял историк-краевед Н. М. Чернавский. Н. М. Чернавский затрагивал проблемы влияния политики государства и деятельности генерал-губернаторов Оренбургского края на миссионерскую работу епархии.

К 1917 году историография православия на Южном Урале была представлена в основном изучением истории монастырей и отдельных церквей, эволюцией органов церковной власти и управления.

После революции 1917 года на тему истории православия было положено табу – допускались лишь исследования обличающие православие в истории России. Установление советской власти в стране привело к резкому изменению в историографии. Теперь государство нуждалось в разработке тем научного атеизма. В это время появляются труды историков П. Ф. Ищерикова, А. Н. Григорьева, А. П. Чулошникова .

В 1989 году вышел обобщающий труд по истории православия в России, где был сохранен обвинительный тон в оценке деятельности православной церкви. Миссионерской деятельности посвящена отдельная глава, написанная Н. А. Смирновым. В советский период исследователи подчеркивали, что миссионерство являлось государственным мероприятием, причем характеризовали его как насильственное и неудачное.

Изучение истории церкви и в частности миссионерской деятельности проходило и в эмиграции. За границей были изданы два больших обзора истории православной церкви – Н. Д. Тальберга и И. К. Смолича. Н. Д. Тальберг отметил благожелательное отношение правительства к иноверцам в синодальный период, говорил о развитии внешней миссии, отмечая улучшение ее организации. Внешнее миссионерство на Южном Урале им не рассматривалось, основное внимание уделялось Сибири, Кавказу, Китаю и Японии, Казанской епархии . В Германии исследованиями по истории РПЦ занимался И. К. Смолич, видевший свою главную задачу в анализе взаимоотношений церкви и государства. Автор подчеркивал неоднозначную, иногда негативную роль государственной политики в миссионерском деле.

В постсоветский период в связи с исчезновением односторонних идеологических посылок в рассмотрении истории РПЦ изменилась историографическая ситуация в изучении ее внешней миссионерской деятельности. Превращение религии и важнейших сторон церковной жизни в

социальный институт, осуществлявший свою деятельность во взаимодействии с государством и обществом, находилось в фокусе внимания историков и социологов религии.

Начала активно изучаться деятельность миссий РПЦ в различных регионах России, прежде всего история миссионерства в Поволжье и Удмуртии, в Центральной России, в Сибири, на Алтае и на Кавказе; также в круг интересов современных исследователей стала входить и территория Южного Урала.

Ю. Н. Сергеев исследовал миссионерскую деятельность среди инословных христиан, мусульман и язычников. Автор отмечал осторожную позицию генерал-губернаторской власти в деле внешней миссии даже во время внутриполитического курса Николая I.

Л. Ю. Зайцева в диссертационном исследовании проанализировала процесс распространения православия в крае, выделив основные его механизмы — появление православного населения в регионе, строительство церквей и образование приходов.

Проблемам и особенностям организации миссионерской деятельности на территории Оренбургской епархии посвящена работа Есиковой Е. М.

В научном сообществе в вопросе о роли и результатах внешней миссии Урало-Поволжских епархий утвердилась позиция, сторонники которой считают миссионерскую деятельность РПЦ одной из форм политики самодержавия по укреплению своего влияния в регионе. Пишется о насильственных методах ее проведения, результаты внешней миссии оцениваются в основном как незначительные и поверхностные.

Эта точка зрения представлена в учебном пособии по этнографии татарского народа, а также в работах И. Г. Акманова, А. З. Асфандиярова .

По сравнению с историографией общего внешнего миссионерства православной церкви и известных ее миссий, территория Уфимской епархии, где соприкасались интересы различных региональных миссий, является малоизученной. Как епархия, лежащая на стыке Европы и Азии, она не включалась в работы авторов, рассматривавших сибирские и поволжские

миссии.

Источниковая база исследования представлена, в первую очередь, журналом «Уфимские Епархиальные ведомости».

В Оренбургской епархии, начиная с 1873 года, выходили «Оренбургские Епархиальные ведомости». «Уфимские Епархиальные ведомости» начали выходить позднее. Первый номер вышел в свет в 1879 году. В отличие от «Оренбургских Епархиальных ведомостей» периодичность издания уфимской епархии до 1917 года ни разу не менялась. Журнал выходил два раза в месяц. Цена подписки так же различалась. Цена годового издания ведомостей в Оренбурге составляла 6 рублей, в Уфе – 5 рублей 50 копеек. Все это время «Ведомости» выходили в одном размере – 21?11 см, Обычно новый номер появлялся первого и пятнадцатого числа каждого месяца. Журнал печатался в губернской типографии, на русском языке. Сотрудниками журнала являлись местные священники из епархиального духовенства. Тридцативосьмилетняя дореволюционная история журнала подразумевала под собой смену редакторов. Некоторые из них работали в издании на протяжении многих лет, например И. Любимов занимал пост главного редактора на протяжении 8 лет (1879-1887), На протяжении девяти лет (1887- 1896) редактором был инспектор Уфимской духовной семинарии Евгений Андреевич Зефиров. В начале XX века у каждого отдела «Уфимских епархиальных ведомостей был свой редактор. К примеру, в 1909 году редактором официального отдела был секретарь Консистории Николай Сигорский, а руководителем неофициального отдела ректор семинарии архимандрит Мефодий.

К законодательным документам относятся указы императора, распоряжения Святейшего Синода и местной церковной администрации. Они публиковались в официальной части журнала «Уфимские Епархиальные ведомости».

К статистическим источникам относятся издания Уфимского Попечительного Комитета о бедных – «Памятная книжка Уфимской губернии» и издание Уфимского Губернского Статистического Комитета – «Справочная книжка и адрес-календарь Уфимской губернии на 1896год»

Целью данной работы является источниковедческий анализ журнала «Уфимские епархиальные ведомости», оценка его информативной ценности по отдельным проблемам русской православной церкви

Для достижения цели исследования в работе поставлены следующие задачи:

- изучить структуру издания;

- проанализировать информативную ценность материалов публиковавшихся на страницах журнала;

- исследовать миссионерскую деятельности православной церкви среди нехристиан в Уфимской епархии;

- рассмотреть роль Уфимского епархиального комитета православного миссионерского общества в деле миссии;

- осветить отношения православной церкви с раскольниками.

Заключение:

Известный русский писатель и философ XIX века Александр Иванович Герцен подчеркивал: «Книга – это духовное завещание одного поколения другому, совет умирающего старца юноше, начинающему жить… вся жизнь человечества последовательно оседала в книге: племена, люди, государства исчезали, а книга оставалась! Это высказывание можно отнести и ко всей печатной продукции.

С «Уфимских Епархиальных ведомостей» началась история духовной журналистики региона. Первый духовный журнал стал необходимым не только представителям духовенства церковной элите, но в первую очередь всем верующим, которые находили в «Ведомостях» интересную и необходимую для себя информацию. Журнал помогал приобщению грамотных людей к периодическому печатному слову. Он развивался вместе со своей аудиторией, поднимая культурный уровень населения, сам стремился отвечать возросшим запросам читателей, при этом продолжая оставаться актуальным и востребованным, о чем свидетельствует долгая, почти сорокалетняя история существования журнала.

«Уфимские епархиальные ведомости» важный источник статистического, этнографического, исторического, археологического характера. Очерки о быте, хозяйствовании, образовании основывались на жизненных фактах. Освящение проблем приходских церквей, женского образования, просвещения – все это помогало выйти на новый уровень этнического развития.

Кроме того в «Ведомостях» печатались разные сочинения религиозно-поучительного характера разоблачающее религиозное невежество, обличающие религиозные секты и просвещающие население.

«Уфимские епархиальные ведомости» интересный и значимый источник, позволяющий в должной степени изучить жизнь и деятельность священнослужителей, причем как находящихся на высшей ступени церковной иерархии, так и рядовых священников.

Не менее важной проблемой на рубеже веков оставалась проблема отношений двух влиятельных государственных структур: церкви и государства. Публикация законов и распоряжений, касающихся церкви позволяет проследить, как изменялась политика государства, как постепенно теряла свое положение церковь. Государственно-церковные отношения, таким образом, являются составной частью истории российской внутренней политики. Без их изучения невозможен всеобъемлющий анализ спектра внутренней политики России протяжении всего XIX века.

«Уфимские епархиальные ведомости» как никакой другой источник характеризует положение представителей различных вероисповеданий, их взаимоотношения между собой, а также проблемы, которые испытывало поликонфессиональное общество Башкортостана.

Благодаря журналу у нас есть возможность рассмотреть и проанализировать принципы внешней миссионерской работы с нехристианами и новокрещеными Уфимской епархии. Основными методами внешней миссии русской православной церкви признавались не административные и экономические, а церковно-просветительские, что согласовывалось с курсом этноконфессиональной политики государства в Урало-Поволжье и развитием внешнего миссионерства русской православной церкви.

Большую роль в развитии миссионерства на территории Уфимской епархии сыграл Комитет Православного Миссионерского общества. Благодаря его деятельности в регионе появились новые церкви, больше внимания стало уделяться образованию и воспитанию новокрещен. К сожалению, проблемы, с которыми пришлось столкнуться Комитету, не позволили ему в полной мере реализовать все свои идеи. Но существование такой структуры значительно повлияло на распространение в крае идей православия.

Помимо Комитета значимую роль сыграли отдельные личности – епископы Уфимские и Мензелинские Никанор, Дионисий, Андрей в разные годы возглавлявшие епархию и всеми силами старавшиеся улучшить существующее положение.

По-прежнему трудными оставались отношения православных с коренным населением края, а также с раскольниками.

Изучаемая тема является неотъемлемой частью истории Республики Башкортостан, в ее религиоведческом аспекте и в деле изучения местной периодической печати.

Список литературы: