• Задать вопрос менеджеру

Экспресс-заказ

Twitter новости

Обучение письменному иноязычному общению на основе ИКТ http://t.co/IK2NAjncrk

Online-опрос

Антиплагиат онлайнДипломант
Яндекс.Метрика
Бесплатно » Г »

Гдлян Тельман Хоренович

Гдлян Тельман Хоренович
Сопредседатель Народной партии России

Елена Боннер на I конференции Демократической России обвинила демократов в неразборчивости за то, что следователи предводительствуют толпами диссидентов. Она имела в виду конкретное шествие конкретных людей. Заявление вызвало бурную реакцию демократов. Все смешалось в демократическом доме. . .

Тельман Гдлян родился 2 декабря 1940 г. в Грузии, в деревне Большой Самсар. Отец - Гдлян Хорен Мосцестович, мать - Анаида Израилевна.

В 1964-1968 гг. Гдлян учился в юридическом институте г. Саратова. В 1968-1973 гг. работал в уголовном розыске г. Ульяновска. С 1974 г. Гдлян - следователь по особо важным делам Генеральной прокуратуры СССР. В 1983 г. он принимает громкое дело И. А. Хинта, директора - основателя кооперативного специального конструкторского технологического бюро Дезинтегратор. Приговором Верховного Суда Эстонской ССР от 22. 12. 83г. виновные во главе с директором И. А. Хинтом (всего 10 должностных лиц) были привлечены к уголовной ответственности и осуждены к длительным срокам лишения свободы с конфискацией всего имущества, с виновных было взыскано 870 тыс. рублей. Дело было заведено Прокуратурой Эстонской ССР в 1981 г. , когда были вскрыты серьезные злоупотребления в СКТБ.

Приближается звездный час Гдляна.

Все началось с ареста в 1983 г. органами КГБ начальника ОБХСС Бухарской области Музафарова по факту получения взятки в размере 1000 рублей. С этой бухарской тысячи началось. . . Дело передается в Прокуратуру СССР, где создается следственная группа во главе с Гдляном, следователем по особо важным делам.

Сначала в группе 35 человек, к концу работы уже около 200 занимаются партийными и правоохранительными органами. Всего работают четыре бригады Прокуратуры СССР. Группой Гдляна было привлечено к судебной ответственности 70 человек. В суд передано 19 дел, 40 человек было осуждено. Из 13 членов бюро ЦК Компартии Узбекистана было арестовано 11. Исключение составили командующий Среднеазиатским военным округом и Председатель КГБ республики. Были арестованы также 8 первых секретарей обкомов Узбекистана, 9 высших чинов МВД. По сведениям Гдляна, группа изъяла 44 млн. рублей, по другим сведениям, сумма меньше - 25 млн. По документам Госхрана, изъято 15 млн. рублей, из них группой Гдляна - 4 млн. В любом случае сумма для середины 80-х годов огромна.

Узбекское дело (специфический национальный термин, по словам следователя, был присвоен делу в одном из документов Политбюро ЦК КПСС) привлекло внимание общественности. Руководители группы Гдлян и Иванов дают многочисленные интервью. Следователи действуют под высшей эгидой, легко входят в самые высокие кабинеты.

В 1991 г. выходят мемуары Андрея Сахарова Горький, Москва, далее везде, где подробно описаны взпимоотношения автора с Тельманом Хореновичем. Следствие в СССР, - пишет Сахаров, - проходит фактически бесконтрольно. Одна из причин та, что следствие проводится прокуратурой, которой также поручен весь контроль за соблюдением законов в СССР. . . Следователи часто добиваются нужных показаний применяя варварские методы. . . Можно полагать, что у Гдляна были особо большие полномочия, и соответственно нарушения законности и гуманности тоже были велики.

Как гром среди ясного неба звучит выступление делегата Тельмана Гдляна на XIX партконференции КПСС (1988 г. ), в котором он вместе с В. Коротичем (тогда главным редактором журнала Огонек) обвинил в коррупции делегатов конференции. После этого следует большая статья в Огоньке Противостояние. Выступления, изобличающие высокопоставленных московских покровителей местных преступников, создали Гдляну и его помощнику Иванову огромную популярность, как смелым борцам с коррупцией. Мятежных прокуроров избирают народными депутатами СССР. Гдляна от Московского избирательного округа объединяющего Пушкинский район и город Зеленоград.

Ответного удара пришлось ждать недолго: 25 апреля 1989 г. пленум Верховного Совета СССР отменил приговор по делу Хинта и принял решение о его посмертной реабилитации, признав осуждение грубым нарушением социалистической законности. Гдлян заявляет, что это - результат сговора эстонских националистов. . . с московскими партийными взяточниками. Группа Гдляна в тайне от руководства союзной прокуратуры готовилась к началу операции по изъятию рашидовских миллионов под условным названием Клад Чингисхана. В это же время в апреле-начале мая создается комиссия во главе с председателем Комитета партийного контроля при ЦК КПСС Пуго. Поступают в разные инстанции нмогочисленные жалобы и заявления о грубых нарушениях социалистической законности прокурорами.

Так описывает Андрей Сахаров в своих мемуарах: Я присутсвовал в ФИАНе в начале апреля на выступлении О. Г. Чайковской. . . Она рассказала, основываясь на представленных в ее распоряжение документах, что Гдляну разрешалось многолетнее многолетнее нахождение подследственного под стражей в необычайно тяжелых условиях подземной тюрьмы. Шестеро подследственных умерли во время следствия, шестеро покончили жизнь самоубийством. Несомненно, публикации были санкционированы на высоком уровне, так же как нарушения сроков задержанных в тюрьме. В то же время Чайковской не разрешали ничего публиковать. Положение резко изменилось в конце апреля. Некоторые высказывают предположение, что это связано с прошедшим в эти дни Пленумом ЦК, на котором многие высокопоставленные противники перестройки вынуждены уйти в отставку. . . Над Гдляном сгущаются тучи.

В этих условиях состояло его выступление в Моссовете 3 мая [на встрече народных депутатов от Москвы с руководителями партии и правительства. авт. ] Он начал с того, что отверг обвинения в нарушениях закона и в клевете. Меня обвиняют в государственных преступлениях. Смотрите - перед вами стоит государственный преступник! - патетически воскликнул Гдлян. Очень может быть! - крикнул с места Пуго, председатель комиссии партийного контроля (КПК), сменивший на этом посту Соломенцева, которого в числе других Иванов упомянул как проходящего по делу. . . Гдлян далее рассказал, что несколько дней назад (уже после апрельского Пленума) в камеру подследственного. . . бывшего председателя Совета Министров Узбекистана ночью тайно пришли Генеральный прокурор СССР Сухарев, его заместитель Васильев и полковник КГБ Духанин. Они долго беседовали с подследственным. Утром подследственный написал заявление, в котором от отказался от части данных им ранее показаний, а именно от показаний о даче им крупных взяток высокопоставленным лицам в Москве. Гдлян далее сказал: У меня имеются документы, доказывающие факты преступлений многих высших работников партийного и государственного аппарата. Я прошу Вас, Михаил Сергеевич, принять меня, чтобы я мог ознакомить вас с этими документами. Я прошу назначить комиссию, состоящую из депутатов Съезда, которая рассмотрела бы материалы дела и выдвинутые против меня обвинения. Никакой другой комиссии я не доверяю и показаний давать не буду. Горбачев слушал молча, не перебивая, с мрачным видом. Потом он сказал: Это чрезвычайно серьезное дело. Я приму вас. Но если у вас нет доказательств ваших утверждений, я вам не завидую. 10 мая в 11. 00 встреча на Старой площади состоялась.

4 мая 1989 г. Гдляна отсраняют от дела. Для дальнейшего расследования оно передается Владимиру Семеновичу Галкину, следователю по особо важным делам Прокуратуры СССР. (По словам Сахарова, он спустил на тормозах расследование по Сумгаиту; по-видимому - если там не было однофамильца - он же ранее вел многие диссидентские дела, включая дело Шихановича. На вопроса Сахарова: Ваше мнение о Галкине? Гдлян ответил ему 26 мая: Галкин - мой старый друг. Его вина (или беда) - он не умеет противостоять давлению начальства. Я никогда не поддаюсь на давление.

Следователи предпринимают ответные шаги: 12 мая 1989 г. по ленинградскому телевидению Иванов заявил, что в расследуемом уголовном деле фигуриует Романов, а также замелькали фигуры членов Политбюро Соломенцева, Лигачева и бывшего председателя Верховного суда СССР Теребилова.

21 марта в Лужниках организуется большой демократический митинг, посвященный тбилистским событиям. Я согласился участвовать в митинге, - пишет Андрей Сахаров, _ На митинге присутсвовали Ельцин и Гдлян. Перед началом выступлений Гдлян подошел ко мне, сказал, что очень рад лично познакомиться. Я поздоровался. Сказал, что я настороженно отношусь к обвинениям против него, но с не меньшей настороженностью отношусь и к его утверждениям. Гдлян сразу как-то помрачнел и отошел в сторону.

30 марта комиссию КПК преобразуют в комиссию Президиума Верховного Совет во главе с Роем Медведевым.

В конце мая в Литературной газете выходит статья Миф Ольги Чайковской (о ней вспоминает даже Егор Лигачев в своей книге Загадка Горбачева).

Сахаров оценивает роль Тельмана Хореновича в ранний период перестройки следующим образом: Дело Гдляна - не только вопрос о нарушениях законности, это очень важно, но для народа это вопрос о доверии, о кризисе доверия к руководству.

Прокуроры объяснили причину кризиса в работе их следственной группы наступившей психологической усталостью и пришедшим убеждением, что все воруют и, значит, необходимо действовать любыми средствами. Иногда такие высказывания появлялись в печати: 25 августа 1989 г. Иванов в интервью, опубликованном в газете Вечерний Ленинград, заявляет: Прекрасный постулат древних пусть рухнет небо, но восторжествует закон сегодня только тормозит наше движение вперед. Он применим для здорового общества с разумным законом. Нам же необходимо искать меры защиты от коррупции. (А ведь это почти плагиат из Вышинского: Старая формула пусть погибнет мир, но восторжествует правосудие - не более, чем юридическая схоластика!)

Крещендо

9 января 1990 г. Гдлян обвиняет во взяточничестве М. Горбачева. Однако, когда пришло время выбирать Президента СССР, ни Гдлян, ни Иванов на внеочередном Съезде народных депутатов СССР не выложили компрометирующих документов и даже не выступили с отводом Горбачева. Это было воспринято как отсутствие у них улик, как шумовая кампания.

По единственному показанию Усманходжаева, Гдлян обвиняет в получении двух взяток по 30 тысяч рублей Егора Лигачева. Прокуратура СССР принимает решение об отсутствии события преступления. Все ждали бесспорных доказательств, припрятанных в надежном месте, но их не последовало.

Коллегия Прокуратуры СССР настойчиво советует Гдляну принять пост прокурора Армении. Гдлян не принимает дара данайцев.

С избрания народным депутатом СССР, и до 1991 г. Тельман Хоренович является членом Верховного Совета СССР, членом Межрегиональной депутатской группы, входя в ее Координационный совет.

18 апреля 1990 г. на III сессии Верховного Совета СССР депутаты после пяти голосований приняли предложение об увольнении Т. Гдляна и Н. Иванова из Прокуратуры СССР. На арест следователей депутаты не решились, для этого потребовалось бы согласие Верховного Совета Армянской ССР, так как Гдлян и Иванов являлись в то время кандидатами в народные депутаты высшего органа республики (оба впоследствии были избраны депутатами).

В это время появилась остроумная версия: Песни о буревестнике Горького - Песня о Боре-вестнике. Находящийся на вершине популярности Тельман Хоренович, упоминается там так же часто, как и анти-герой того времени Лигачев:

Над сплошной равниной горя Тельман бучу собирает. Между бучей и Егором гордо реет Боря-вестник, черной мельнице подобный. . .

Гдлян грохочет. В пене гнева стонут боссы, с Гдляном споря. Вот берет Прокуратура двух борцов объятьем крепким и бьросает их с размаху в дикой злобе прочь со службы, разбивая в пыль и брызги веру в суд и справедливость.

17 апреля 1990 г. прошел митинг на Манежной площади в защиту мятежных следователей, один из замечательных лозунгов которого был: Рой Александрович, вспомните о Понтии Пилате!. Одна из митингующих с грузовика-трибуны предложила объявить Зеленоград (Гдляновский Иерусалим), где митинг прошел уже 16 апреля, городом неприкосновенности Гдляна и Иванова, создать отряд для защиты следователей и даже для обороны города.

Митинг в тот же день прошел и в Ленинграде.

Дело Гдляна-Иванова

защищать страна готова.

В Зеленограде конфликтуют между собой за приоритет в праве защиты Гдляна и Иванова Комитет поддержки Гдляна и Демократические выборы. Созданный весной 1989 г. Комитет провел 24 мая первую в истории Зеленограда политическую забастовку, когда на 2 часа замерли все предприятия города. Комитет возглавили члены бюро РК КПСС, он имел счет в банке, помещение в горисполкоме. Комитет выделил следователям профессиональных телохранителей из сыскного агентства Алекс. Работа оказалась небесполезной - три члена Комитета становятся депутатами Моссовета, а еще несколько человек - депутатами районного совета.

Демократические выборы организуют 7 октября 1989 г. (День Советской Конституции) живую цепочку, на манер прибалтийских, от Кремля до Зеленограда, с лозунгами типа: Ты учти, Медведев Рой, что за Гдляна мы горой.

В июне 1991 г. прокуратура Петропавловска-на-Камчатке рассматривает иск против Гдляна по обвинению его в оскорблении чести и достоинства Президента СССР, однако принимает решение дела не возбуждать, так как, согласно определению прокуратуры, употребление таких слов, как трус, жонглер, авантюрист. . . подлежат только моральному осуждению.

16-17 июня в Москве проходит конференция Демократической платформы в КПСС, в ней участвует и Тельман Хоренович, исключенный из компартии еще в 1990 г. Его взгляд на реформу в КПСС прост: пропорционально числу наших сторонников-коммунистов мы поставим вопрос о разделе имущества: зданий, транспорта, издательских мощностей. Если это законное требование не будет выполнено, призовем Советы к национализации всего имущества КПСС.

В середине 1991 г. в Ереване проходит премьера фильма Дело свидетелей о деятельности Гдляна.

19 августа 1991 г. Гдлян был, наконец, арестован, однако по требованию комиссии Верховного Совета Республики Армения после двухдневного задержания освобожден. Такой же чести удостоились еще два народных депутата - Уражцев и Комчатов. Других арестов ГКЧП не успел или по каким-то причинам не захотел провести. Злые языки, правда говорили, что гэкачеписты хотели использовать экс-следователей на борьбе с мафией при новом режиме.

Звезда Гдляна заходит

В ноябре 1991 г. Комитет по законодательству признал увольнение Гдляна и Иванова незаконным и вынес вопрос на рассмотрение очередной сессии союзного парламента. 4 декабря Совет Союза 102 голосами из 112 принял постановление, отменяющее решение об увольнении, как незаконном, и обязывающее Генерального прокурора СССР восстановить Т. Гдляна и Н. Иванова в занимаемых ими ранее должностях. Генпрокурор Николай Трубин с кроткостью необычайной поспешил отпустить опальным следователям все их грехи. (Дело их было прекращено за отсутствием состава преступления еще 30 августа). Не смотря на противостояния Виктора Илюхина, начальника управления по надзору за КГБ и руководителя расследования по делу следователей Трубин объявил о снятии всех без исключения подозрений со всех гдляновцев. Возвращение доброго имя Гдляна-Иванова произведено было одновременно с реабилитацией Солженицина и Гумилева. (Илюхин потеряв подследственных, взялся за возвратившегося с Фороса Михаила Сергеевича Горбачева и вскоре сам стал мятежным прокурором. Вторично продемонстрировав, что это и есть самый надежный путь в депутаты - теперь члены Думы).

Тогда же Тельман Хоренович вступает в новую борьбу - за помилование осужденных ими же узбекских правителей по уголовному делу N 18/58115-83. Он считает, что: функционеры из Узбекистана, во-первых, были отстранены от власти; во-вторых, лишились преступно нажитых ценностей; в-третьих, отбыли по нескольку лет заключения; и наконец, в-четвертых, главные организаторы казнокрадства и коррупции из числа московских соучастников остались безнаказанными, сохранили многомиллионные капиталы, привилеги и даже посты. Однако народные депутаты от Узбекистана оказались неблагодарными - они в сентябре сделали заявление против прекращения уголовного дела следователей, т. к. им инкреминируют выбивание ложных показаний, в том числе на Бориса Ельцина, получение взятки в 100 тысяч рублей, присвоение видеотехники, автомобилей и драгоценностей, конфискованных у арестованных по хлопковым делам. Депутаты пригрозили, что если к их заявлению не прислушаются, Узбекистан обратиться по этому поводу в ООН.

Не были восстановлены следователи и работе. У Генерального прокурора СССР Николая Трубина на это не поднялась рука.

Уже при новом правительстве в феврале 1992 г. Н. Иванов пишет письмо с просьбой разрешить вопрос о восстановлении в должности, отмечая, что необходимые для этого документы в Прокуратуре Российской Федерации имеются. Управление кадров дало отрицательный ответ, а Генеральный прокурор России Степанков в феврале 1992 г. отметил: Трубин прекратил уголовное дело в отношении них (Гдляна и Иванова) и изменил формулировку увольнения. Однако на работе они восстановлены не были по причине допущенных ими серьезных проступков и нарушений. Я согласен с заключением Трубина. Вместе с тем это не препятствует принять их на работу в прокуратуру вновь. . . Они опытные следователи. Мы направили им письма, что готовы принять их на работу. Пока такого желания они не изъявили.

Работы в демократических структурах Гдляну не нашлось. Активности в дележе портфелей он не проявлял. К прессе и телевидению - жалуется Тельман Хоренович, - мы сегодня не имеем доступа и не можем высказаться ни по политическим, ни по правовым вопросам. Все осталось в руках наших политических оппонентов. . . Все это потому, что мы не продались ни той патрократической, ни нынешней власти!.

А руки чешутся Коррупция времен Чурбанова кажется детским лепетом в сравнении с тем, что происходит сегодня - пишет опальный следователь - . . . Начав повторное расследование кремлевского дела, мы вновь вычйдем на новое поколение властной структуры, сросшейся с мафией. Произошло слияние красной и белой мафии. . . Новые власти оказались сами замешены в коррупции, они явно не заинтересованы в избавлении России от страшной проказы разъедающей ее тело.

Противники Гдляна: полковник КГБ Александр Духанин, принявший в мае 1989 г. дела, ныне генерал, зам. начальника следственного управления Министерства безопасности России, приказ о его назначении подписан Б. Ельциным; его нынешний заместитель - Владимир Галкин, так занимавшийся расследованием сумгаитских погромов, что академик А. Сахаров лично высказал ему свое возмущение; Адылов, один из главных обвиняемых в Узбекском деле, находится на свободе и занимается коммерцией в суверенном Узбекистане, готовясь к юбилею славного коммуниста Рашидова. Правоохранительная система сегодня занимается политиканством: - заявляет Гдлян - каждый играет в свои игры, бдительно наблюдая, чтобы в сети противника не попала собственная крупная рыба. . . остаивают клановые интересы своих хозяев.

Перед апрельским референдумом перед ним дилемы нет. Президент РФ, конечно не подарок - пишет он, вспоминая с обидой - Вернемся к кремлевскому делу - ведь знал о нем, и немало Борис Николаевич. Мы доводили до его сведения ряд материалов о коррупции в высших эшелонах власти в бытность его первым серктарем МГК КПСС, часть сведений была передана ему тогда же, в 1986-1987 годах, при личной встрече. И тем не менее гдляновцы поверили в необходимость голосования 25 апреля именн за президентский курс. . . . Я - говорит Тельман Хоренович, - должен исходить не из эмоций, а из жестких реалий. Сумасбродно провозглашать лозунг долой Президента!.

Тогда же, в апреле, Гдлян сделал мрачный прогноз: если дело пойдет так же, то Президенту России устроят 11 сентября 1973 г. , чилийский вариант. В этой ситуации его ждет не Пиночета, о которой на всех углах кричат национал-патриоты, а Альенде. Комментарии излишни.

У Т. Гдляна есть надежда на вторую волну демократии. В мае 1991 г. он создает Народную партию России (НПР), став одним из ее сопредседателей. Партия вошла в блок Новая Россия, который Гдлян называет демократическим центром. Он - Президент благотворительного Всероссийского фонда прогресса, защиты прав человека и милосердия, работающего на общественных началах, существующего на гонорары от книг Тельмана Хореновича.

С января 1991 г. Гдлян был членом координационного совета Движения Демократическая Россия, однако в 1992 г. вышел из него.

На выборы в Государственную Думу Тельман Гдлян шел с надеждой. Создав избирательный блок Новая Россия, в который кроме Народной партии России вошли 8 организаций - Христианско-демократический союз России (Александра Огородникова), Российская социал-либеральная партия (Владимира Филина), Российская буржуазно-демократическая партия (Евгения Бутова), Фонд прогресса, защиты прав человека и милосердия (Николая Иванова) и другие, Тельман Хоренович был уверен, что их кандидаты получат не менее 10% мест в будущем парламенте. Список возглавили Бочаров, Гдлян и Иванов.

Выборы закончились фиаско. Подписей необходимых не собрали, допущены к выборам не были. А тут еще скандальный инцидент с Жириновским во время празднования Нового политического года в ночь с 12 на 13 декабря. Почувствовавший себя победителем Владимир Вольфович отечески потребовал с Тельмана Хореновича все документы по кремлевскому делу, иначе пообещал ему пожизненное заключение. Желание одобрительно похлопать по плечу, было прервано увертывающимся Гдляном. Далее как пишет Комсомольская правда, назвавшая случай Поединком года, Жириновский уверенной рукой пригладил изящную лысину известного борца с коммунистической номенклатурой.

Оценивая итог своих трудов Гдлян пишет: Все случилось как случилось: профессионалы, расследовавшие взяточничество, не у дел, адвокат коррупционеров [Андрей Макаров] отвечает за борьбу с коррупцией, человек помогавший нам привлечь к ответственности Чурбанова [Ельцин], сам же его помиловал, причем в разгар коррупции. Если это подтверждает серьезность намерений властей справиться с коррупцией, то значит страной руководят очень оригинальные люди.

В итоговый список наиболее влиятельных политиков России, составленный Независимой газетой, включающий 184 человека, Гдлян не вошел.

Является автором двух публицистических книг: документальной новеллы Пирамида (1990 г. , совместно с Евгением Додолевым) и Красная мафия (1992 г. , совместно с Н. Ивановым).

Женат. Жена - Гдлян Сусанна Арамовна. Дети: дочь Анжела (18 лет) и сын Мартин (11 лет).

Скачать бесплатно Скачать работу
Антиплагиат онлайн