• Задать вопрос менеджеру

Экспресс-заказ

Twitter новости

Обучение письменному иноязычному общению на основе ИКТ http://t.co/IK2NAjncrk

Online-опрос

Антиплагиат онлайнДипломант
Яндекс.Метрика
Бесплатно » Г »

Государственное регулирование предпринимательства

Государственное регулирование предпринимательства
Хозяйственным законодательством Российской Федерации в качестве основополагающих принципов предпринимательской деятельности определены инициативность и самостоятельность хозяйствующих субъектов. Предприятие самостоятельно планирует свою деятельность на основе заключенных с поставщиками и покупателями договоров, опираясь на спрос и конъюнктуру рынка, распоряжается прибылью.

Вместе с тем самостоятельность предприятия не может быть безграничной, без государственного контроля, регулирования, координирующего воздействия.

Большое значение на практике приобретают гарантии предпринимательской деятельности. Одна из них - запрещение вмешательства государства и его органов в деятельность предприятия, кроме как по определенным законодательством основаниям и в пределах установленных полномочий.

В условиях рыночных отношений органы управления вместо планирования сверху, доведения заданий и жесткого контроля за их исполнением осуществляют воздействие на экономику через кредитование, систему налогов, политику цен, сертификацию товаров (работ, услуг), недопущение (ограничение) монопольного положения отдельных предпринимателей на рынке и недобросовестной конкуренции.

Предприниматели все более ощущают необходимость четких и легитимных хозяйственных связей с ними. Однако установленный порядок взаимоотношений зачастую нарушается не только предпринимателями, но и органами государственного управления и местного самоуправления.

Запреты органам власти и управления вмешиваться в ту сферу предпринимательской деятельности, в которой право принятия решений принадлежит исключительно предпринимателям, нередко нарушаются.

Принятие властными органами нормативных актов с превышением своей компетенции приводит к нарушению прав и законных интересов предприятий. Поэтому все больше возрастает роль правового регулирования как самой предпринимательской деятельности, так и контрольных функций государства, органов управления.

Законодательством, в том числе и новым ГК РФ, не только установлены запреты на вмешательство в хозяйственную деятельность предприятий, но и предусмотрены неблагоприятные последствия таких действий государственных органов: признание в судебном порядке властного акта государственного или иного органа, принятого с нарушением законодательства, недействительным (полностью или частично); непридание судом правовой силы такому акту; взыскание в судебном порядке убытков, причиненных предпринимателю неправомерными действиями (бездействием) государственного или иного органа.

Так, администрация Воронежской области на протяжении последних двух-трех лет неоднократно принимала решения, направленные на регулирование продажи производимых в области товаров за пределы области. Предприятиям вменялось в обязанность для продажи своих товаров за пределы области, в том числе и внутри России, получить соответствующее разрешение в комитете по материальным ресурсам администрации области. Без такого разрешения органам транспорта запрещалось выделять предприятиям транспорт, а органам милиции предписывалось на границе области такие товары изымать и передавать на реализацию.

При явном несоответствии таких властных актов действующему законодательству, конечно, можно найти им и некоторое оправдание, учитывая социально-экономические трудности в стране, а также отсутствие четких взаимоотношений между центром и субъектами Федерации. Дело в том, что администрация устанавливала каждому предприятию обязательный минимум поставок в фонд области для продажи внутри области по более низким ценам, чем за ее пределами. Учитывая такие благие намерения администрации и полагая, что ответственность за несоблюдение порядка продажи товаров за пределы области возложена на продавцов, арбитражный суд счел возможным не привлекать к ответственности администрацию области и районный отдел внутренних дел, которые получили выручку от продажи изъятой продукции по одной из акций, в результате которой покупатель из Нижегородской области понес крупный ущерб. Однако, как и следовало ожидать, Высший арбитражный суд Российской Федерации решение областного арбитражного суда отменил и сумму ущерба взыскал с администрации области и РОВД в тех частях, которые они получили от реализации изъятого товара (60 и 40 процентов).

В данной ситуации законные права покупателя были восстановлены, но неправомерный акт местного органа государственной власти остался в неприкосновенности и его действие может повториться. Этот пример (а их можно привести очень много) наглядно показывает, что акты властных органов должны быть не только обоснованы экономически, но и иметь законные, правовые основания.

Наиболее эффективным способом защиты прав предпринимателей является предусмотренное ст. 12 ГК РФ признание недействительным противоречащего законодательству акта органа государственного управления или органа местного самоуправления. Предприниматель может оспорить неправомерный акт в суде или арбитражном суде как акт, нарушающий государственную гарантию соблюдения законных интересов предприятия. Основанием для признания властного акта недействительным является издание его соответствующим органом вне компетенции либо принятие его с нарушением формы, порядка и сроков.

Порядок обращения в арбитражный суд с заявлением о признании акта недействительным, сроки рассмотрения и принятия решения определены Арбитражным процессуальным кодексом РФ. Дела по таким заявлениям возбуждаются без предварительного, претензионного урегулирования разногласий и обращения к вышестоящему органу.

Вместе с тем на практике этот процесс вызывает большие трудности.

Прежде всего, предприниматель может обратиться в арбитражный суд лишь в том случае, когда акт органа власти касается конкретно его. Местные же органы власти, как правило, принимают акты, адресованные неопределенному кругу лиц. Такие акты могут быть опротестованы прокурором, и в случае отклонения протеста властным органом иск может быть направлен тем же прокурором в областной суд общей компетенции. Срок восстановления законности удлиняется. Но надо иметь в виду и то обстоятельство, что не всегда прокурор области рискнет опротестовать акт администрации субъекта Российской Федерации в силу своей определенной зависимости от местных властей. О такой же зависимости можно говорить и в отношении судов.

Выход из ситуации видится в передаче рассмотрения дел о признании недействительными не соответствующих законодательству актов органов государственного управления или местных органов государственной власти в ведение высших судебных инстанций Российской Федерации.

Столкновение интересов предпринимателей и властных структур происходит и в процессе антимонопольного регулирования предпринимательской деятельности.

Закон О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках [1] устанавливает для предприятий-монополистов ряд ограничений и неблагоприятных последствий, в том числе регулирование цен на их продукцию и ее сбыта.

Предприятие признается монополистом с момента включения его в Государственный реестр предприятий-монополистов. Составление, утверждение и ведение этого реестра, а вернее, признание предприятий монополистами отнесено к компетенции Антимонопольного комитета Российской Федерации. При этом порядок и критерии включения предприятий в Госреестр монополистов определены не Законом, а положением Антимонопольного комитета О Государственном реестре РСФСР объединений и предприятий-монополистов, действующих на товарном рынке. За критерий отнесения к предприятиям-монополистам в Положении принято лишь доминирующее положение предприятия на республиканском или местном товарном рынке. Под местным товарным рынком понимается территория (сфера обращения товаров) республики в составе РФ, автономных образований, края, области либо группа населенных пунктов (возможно, и город), где есть возможность приобрести тот или иной товар (услуги, работы) и нет возможности приобретения данного товара за пределами этой территории.

Закон определяет доминирующее состояние как исключительное положение хозяйствующего субъекта на рынке определенного товара, дающее ему возможность оказывать решающее влияние на конкуренцию, затруднять доступ на рынок другим хозяйствующим субъектам или иным образом ограничивать свободу их экономической деятельности. Доминирующим признается положение хозяйствующего субъекта, доля которого на рынке определенного товара превышает предельную величину, устанавливаемую ежегодно Антимонопольным комитетом. При этом доля товара не может быть менее 35 процентов.

Но даже при таком ограничении Законом возможного доминирующего уровня доли товара представляется, что одного лишь критерия - преобладающего положения предприятия на товарном рынке - для включения в реестр монополистов недостаточно. Предприятие может занимать господствующее положение на соответствующем товарном рынке, но не злоупотреблять им. Законом запрещаются действия хозяйствующего субъекта, занимающего доминирующее положение, которые имеют или могут иметь своим результатом существенное ограничение конкуренции и (или) ущемление интересов других хозяйствующих субъектов или граждан (ст. 5). В числе таких действий Закон называет: изъятие товаров из обращения с целью создания или поддержания дефицита на рынке либо повышения цен; навязывание контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора (необоснованные требования передачи финансовых средств, в том числе в иностранной валюте, сырья, материалов, изделий, жилых домов, квартир, рабочей силы контрагента и др. ); включение в договор дискриминирующих условий, которые ставят контрагента в неравное положение по сравнению с другими хозяйствующими субъектами; согласие заключить договор лишь при условии внесения в него положений, касающихся товаров, в которых контрагент (потребитель) не заинтересован; создание препятствий доступу на рынок (выходу с рынка) другим хозяйствующим субъектам; нарушение установленного нормативными актами порядка ценообразования. Если эти действия предприятием, занимающим доминирующее положение на рынке, не осуществляются, оно не может быть признано монополистом.

Кроме того, предусмотрены ответственность и последствия за нарушения норм Закона об антимонопольной деятельности: в соответствии с предписаниями Антимонопольного комитета РФ (его территориальных управлений) прекратить нарушения, восстановить первоначальное положение, расторгнуть или изменить договор, выполнить иные действия, предусмотренные предписанием, а также возместить причиненные убытки и уплатить штраф.

Именно когда хозяйствующий субъект, занимающий доминирующее положение на соответствующем рынке товаров, допускает запрещенные действия и не выполняет предписание антимонопольного органа о их прекращении, должен решаться вопрос о включении такого предприятия в реестр монополистов.

Таким образом, основаниями для включения предприятий в Государственный реестр предприятий-монополистов (республиканский или местный) должны быть:

- доминирующее положение предприятия на соответствующем товарном рынке;

- злоупотребление хозяйствующим субъектом доминирующим положением, то есть совершение запрещенных действий;

- невыполнение предписаний антимонопольных органов о прекращении запрещенных действий.

Предпринимателям, органам власти и управления, их должностным лицам Закон предоставляет право обжаловать предписания и решения антимонопольных органов о наложении штрафов в судебном порядке. Между тем в нем не предусмотрена возможность обжалования решений антимонопольных органов о включении предприятий в реестр предприятий-монополистов. Однако Гражданский кодекс РФ и Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации предусматривают возможность предприятий и других организаций обращаться в арбитражный суд с иском о признании недействительным полностью или частично решения любого государственного органа власти и управления, каковыми являются и антимонопольные органы.

Судебные органы, рассматривая соответствующие заявления, осуществляют контроль за деятельностью антимонопольных органов (как и других органов государственной власти и управления и их должностных лиц) и вправе признать полностью или частично недействительным решение или предписание антимонопольного органа, если оно не соответствует законодательству.

Так, Воронежское территориальное управление Антимонопольного комитета своим решением включило в местный (региональный) реестр предприятий-монополистов АО Втормет как предприятие, занимающее доминирующее положение в области по сбору и сдаче в переработку металлолома. Решение обосновывалось тем, что объем указанных услуг (работ) этого предприятия на территории области, на местном товарном рынке составил в 1994 году более 35 процентов.

Обоснования своих выводов о доминирующем положении АО Втормет на местном товарном рынке антимонопольный орган арбитражному суду не представил. В то же время предприятие привело в судебном заседании доказательства того, что объем его производства (заготовки и сдачи металлолома) составляет менее 30 процентов от объема заготовки лома в целом по области. Кроме того, доминирующее положение предприятия определяется по отдельным видам товаров. АО Втормет заготавливает (собирает) лом цветных и черных металлов самых различных видов и наименований. Территориальный антимонопольный орган указал лишь общий объем заготовки всех видов металлолома.

Антимонопольный орган не представил и доказательств злоупотребления предприятием своим доминирующим положением, применения к нему мер ответственности за нарушение антимонопольного законодательства.

При таких обстоятельствах арбитражный суд правомерно признал решение антимонопольного органа о включении предприятия в региональный реестр предприятий-монополистов недействительным.

В другом случае арбитражный суд признал недействительным решение того же антимонопольного органа о включении в региональный реестр предприятий-монополистов кинотеатра Пролетарий. Довод территориального антимонопольного органа основывался лишь на том, что объем услуг этого кинотеатра составляет 40 процентов от объема услуг, оказываемых всеми кинотеатрами Центрального района г. Воронежа. Арбитражный суд не согласился с мнением антимонопольного органа об установлении территории товарного рынка в пределах административного района города.

При этом в обоих случаях, как и во всех других, антимонопольные органы не учитывали еще одно важное требование для признания предприятий монополистами: невозможность приобрести данный товар за пределами конкретной территории.

Эффективным средством государственного регулирования экономики, предпринимательства в рыночных условиях является осуществление налоговой политики в стране.

Выполнение налоговых обязательств предпринимателями налогоплательщиками - важнейшее требование государственной дисциплины. Налоговое законодательство предусматривает меры, обеспечивающие соблюдение порядка уплаты налогов и других обязательных платежей.

За нарушения налогового законодательства налогоплательщик может нести финансовую, административную, дисциплинарную и уголовную ответственность. Судебно-арбитражная практика применения ответственности за нарушения налогового законодательства выявила значительные проблемы.

Во-первых, разных налогов, законов и подзаконных актов о них существует множество, и знать их в полной мере затруднительно даже тем, кто их применяет. Кроме того, налоговое законодательство развивается очень динамично. Перед налогоплательщиками стоит проблема не как заплатить, а за что платить, по каким правилам.

Казалось бы, чтобы правила выполнялись, их надо довести до сознания и понимания участников игры. Правила применения налогового законодательства необходимо разъяснять потенциальным налогоплательщикам, добиться их четкого понимания ими и уже после этого за всевозможные нарушения применять санкции. Так поступают во всех цивилизованных странах с рыночными отношениями. У нас же это не вменено в обязанность даже налоговым органам, не говоря о том, что должен быть какой-то орган (видимо, государственная налоговая инспекция), который обязан давать разъяснения по применению налогового законодательства. Пока же всем имеющим отношение к налоговому законодательству и налогам остается надеяться на принятие толкового налогового кодекса прямого действия.

Во-вторых, в налоговом законодательстве довольно много противоречий, разночтений и вовсе отсутствует определение терминов и понятий, в том числе и квалификация правонарушений.

Наиболее ощутимые санкции предусмотрены за сокрытие, занижение прибыли и за нарушение порядка ведения учета. В то же время значительное число конфликтов возникает именно в связи с неправильной оценкой действий, приводящих к недоплатам налогов.

Закон предусматривает в качестве основания для наложения взыскания сокрытие или неучет объекта налогообложения, которым является юридический факт, порождающий обязанность уплатить налог. Основной объект налога на добавленную стоимость - совершение сделки, приводящей к изменению собственника. Именно утаивание факта совершения такой сделки можно расценивать как сокрытие объекта налогообложения. Неправильное же отражение в учетных данных размера сделки искажает налоговую базу, что, представляется, следует квалифицировать как ведение учета объекта налогообложения с грубым нарушением установленного порядка, повлекшим за собой укрытие или занижение суммы налога.

Законопослушный налогоплательщик вряд ли способен разобраться в тонкостях законотворчества и хитростях толкования норм права. Чтобы избежать различных мнений по поводу одного и того же понятия, в законодательных актах должно быть четко определено, что является сокрытием или занижением прибыли, а что - неправильным ведением учета объектов налогообложения.

Статистика арбитражного суда свидетельствует о том, что почти в половине случаев применения санкций к налогоплательщикам налоговые органы допускают неправильное применение законодательства, неправомерное списание денежных средств.

Неправомерные действия налоговых органов можно объяснить незначительным опытом работников, их неподготовленностью, особенно работников налоговой полиции, все тем же несовершенством налогового законодательства. Но самая главная причина заключается в материальной заинтересованности налоговых инспекций. Ведь по различным властным решениям федеральных органов 40 процентов от взысканных дополнительно налоговых сумм и штрафов передается в распоряжение налоговых органов для решения социально-экономических вопросов, выплаты премий, доплат и т. д. Как не постараться для себя в такой ситуации?! Ради этого можно и нарушение допустить.

Именно из-за этого налоговыми органами принимаются одиозные решения. Например, одна из районных инспекций Воронежской области применила санкции, предусмотренные Законом РФ О применении контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением, к одному из колхозов за то, что при выездной торговле с автомашины производилась продажа водки без контрольно-кассового аппарата. В другом случае районная налоговая инспекция применила к предприятию санкции, предусмотренные Законом Об основах налоговой системы в Российской Федерации для налогоплательщиков, за нарушение Закона о налоге с физических лиц, предусматривающего для предприятия, взыскивающего налог, совершенно иную ответственность, меньшую по сумме в 20 раз.

Вызывает большое сомнение правомерность легитимной зависимости вознаграждения за исполнение трудовых функций таких организаций, как государственные налоговые инспекции, налоговая полиция, от результатов их деятельности. С таким же успехом в подобную зависимость можно поставить работу органов милиции, взыскивающих штрафы с водителей, пешеходов, санитарных и природоохранных органов и, наконец, судов, которые также взимают государственную пошлину, различные штрафы в процессе отправления правосудия. Необходимо отказаться от подобной зависимости.

Ныне в регулировании взаимоотношений хозяйствующих субъектов и органов хозяйственного руководства большое значение придается судебной защите прав предпринимателей.

В соотношении исполнительной и судебной власти при использовании мер воздействия приоритет отдан судебной власти, что отражает коренные изменения в разграничении властей, повышение юридических гарантий прав и законных интересов хозяйствующих субъектов.

ЛИТЕРАТУРА:

1. В. Папава Роль государства в современной экономической

системе, Вопросы экономики, N 11, 1993.

2. Лившиц Государство в рыночной экономике, Российский

экономический журнал, N 11-12, 1992, N1, 1993.

3. С. Холланд Планирование и смешанная экономика, Вопросы экономики, N 1, 1993.

4. В. Варга Роль государства в рыночном хозяйстве, МЭиМО, N 10-11, 1992.

5. Заставенко, Райзберг Государственные программы и рынок, Экономист, N 3, 1991.

6. И. П. Мерзляков О становлении рыночной экономики, Финансы, N 1, 1994.

7. Е. Чувилин, В. Дмитриева Государственное регулирование и контроль цен в капиталистических странах, Москва, Финансы и статистика, 1991.

8. К. Макконнелл, С. Брю Экономикс, Таллинн, 1993.

9. В. Максимова, А. Шишов Рыночная экономика. Учебник, Москва, СОМИНТЕК, 1992.

Скачать бесплатно Скачать работу
Антиплагиат онлайн