• Задать вопрос менеджеру

Экспресс-заказ

Twitter новости

Обучение письменному иноязычному общению на основе ИКТ http://t.co/IK2NAjncrk

Online-опрос

Антиплагиат онлайнДипломант
Яндекс.Метрика
Бесплатно » П »

Понятие сделки и признаки, присущие сделки

Понятие сделки и признаки, присущие сделки
Понятие сделки одно из основных понятий гражданского права. Выявление понятия сделки сравнительно поздний результат научного юридического анализа. Правда, еще римские юристы пользовались термином negotium, который обычно передается словом сделка, но не является равнозначным современному значению этого слова в юридической терминологии. Римские юристы употребляли термин negotium в разных значениях. Вопервых, negotium означало дело (в частности судебный процесс) свое либо чужое, которым занято данное лицо. В этом смысле говорили negotium gestio, о suum negotium gerere. Вовторых, negotium означало возмездную сделку, возмездный договор и противопоставлялось дарению. Втретьих, negotium означало торговлю, промысел, торговую сделку.

В XVIII в. то понятие, которое мы передаем словом сделка, стало входить в обиход под наименованием actus juridicus. Этот термин сохранился во французком юридическом языке (acte jiridique).

В конце XVIII в. понятие сделки стало входить в русский юридический обиход, хотя самый термин сделка еще не фигурировал в литературе. Радищев в своем проекте гражданского уложения отчетливо формулирует понятие сделки. Он указывает, что права приобретаются в результате деяний недозволенных и деяний дозволенных. По поводу деяний дозволенных он пишет: Но дабы деяние могло произвести право, то нужно, чтобы человек объявил на то свое соизволение, объявил, в чем воля его состоять может. Область, в которой имеет силу соизволение, он определяет следующим образом Все вещи и деяния, на которые можно получить право или на которые можно правом поступиться другому, могут быть предметом соизволения, исключая то, что запрещено законом или что оскорбляет благонравие. Радищев отчетливо различает одностороннюю сделку и договор. Он так определяет договор: обоюдное или взаимное соизволение приобрести право или оным поступиться есть договор. Поэтому Завещание не есть договор; оно состоит в изъявлении соизволения с одной только стороны.

Во взглядах на систему юридических действий со взглядами Радищева совпадает докладная записка министра юстиции кн. Лопухина, утвержденная Александром I 28 февраля 1804 г. В этой докладной записке изложен план книги законов. Третья часть книги законов посвящена общим гражданским законам, которые состоят из трех отделений: о лицах, о деяниях, о вещах. Отделение 2е (о деяниях) состоит из двух частей. в первой части речь должна идти о деяниях вообще, т. е. о понятии деяния, разделении деяний, силе и действии их, форме, месте и времени. Во второй части должны быть рассмотрены вопросы об изъявлениях воли, о договоре и о недозволенных действиях.

Таким образом, уже в конце XVIII и начале XIX вв. русская юридическая мысль, разрешая вопрос о системе юридических фактов, отчетливо представляла правонарушения и волеизъявления (сделки) и различала одностороннюю сделку и договор. Выделение учения о сделке в состав общей части гражданского права стало впоследствии традиционным в русской цивилистической науке. Учение о сделке разрабатывалось в учебниках и курсах Мейера, Дювернуа, Шершеневича, Гуляева, Гамбарова, Синайского в монографиях Мейера, Дормидорова, Гримма. Хотя т. X ч. 1 Свода законов (законы гражданские) и не давал общих положений о сделках, сенатская практика создала систематическое учение о совершении сделок и их действительности.

Нельзя также обойти молчанием важнейший памятник русской цивилистической мысли конца XIX и начала XX вв проект гражданского уложения редакционной комиссии, образованной в 1882 г. Этот проект для истории русской цивилистической мысли, в частности в вопросе о сделке. В кн. I (положения общие) в разделе III (приобретение и прекращение прав) даны общие положения о сделках. Ст. 56 проекта следующим образом определяет и классифицирует сделки: Деяния, совершаемые для приобретения и прекращения гражданских прав (сделки), суть: 1) изъявление воли одного лица, както: завещательные распоряжения, и 2) договоры или соглашения двух или нескольких лиц. Давая определение сделки, авторы исходили из следующих соображений: Действующее законодательство не знает общего термина для обозначения юридических фактов, в которых воля действующего лица непосредственно направлена на возникновение или прекращение юридического отношения. Настоящий же проект, употребляя в ряде статей слово сделка, хотя и следует твердо установившейся научной терминологии, но расходится с тем значением слова, которое оно имеет в обыденной речи, поэтому оказалось не лишним указать в ст. 56, что проект под сделками разумеет действия, совершаемые частными лицами для приобретения или прекращения гражданских прав, что под это понятие подходят не только договоры или соглашения двух или нескольких лиц, но и односторонние волеизъявления. Редакционная комиссия закончила свою работу в 1905 г. Но проект в целом был готов уже в 1898 г. , после чего редакция ст. 56 не подвергалась изменениям. После 1898 г. внимание было сосредоточено на кн. V (об обязательствах), которая была внесена в Государственный совет, затем после переработки в 1903 г. , повторно в Государственный совет и, наконец в 1914 г. 6 после новой переработки, в Государственную думу.

После составления ст. 56 проекта, несмотря на проявление в русской цивилистической литературе ряда курсов и работ, в определение понятия сделки в проект не было внесено ничего существенно нового.

Очень мало уделено внимания самому понятию сделки по советскому праву. Определение понятия сделка давалось в законе: в ч. 1 ст. 26 Основ, подобное определение содержится и сейчас в ч. 1 нового Гражданского кодекса: согласно главе 9 ст. 153 сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Приведенное определение позволяет выделить следующие признаки, присущие этому виду юридических фактов.

Вопервых, сделка есть действие, то есть акт, выражающий волю лица, какоето решение. Этим она отличается от событий, которые происходят независимо от воли лица. В сделке следует различать волю и ее выражение волеизъявление. Воля это внутренний психический процесс в человеке. Право такие процессы учитывать не может, оно придает значение только волеизъявлению, то есть такой воле, которая выражена тем или иным способом и может быть воспринята другими.

Так, о воле можно иногда судить косвенно, имея в виду поведение лица, например, по жестам, совершаемым брокерами на бирже. Соответствующие действия именуются конклюдентными, то есть такими, из которых можно сделать вывод. Сходную роль играет молчание. но для этого необходимо, чтобы в законе или в специальном соглашении сторон содержалось указание на то, имеет ли молчание определенное значение: да или нет? Так, из ст. 546 ГК 1964 г. следует, что наследники, которые на протяжении шести месяцев не выразят волю принять наследство, считаются отказавшимися от него (молчание нет). Или пример: возможно заключение договора, который предусматривает ежемесячные поставки в определенном объеме, если покупатель не сообщит о свое отказе от получения товара в течении какоголибо срока до начала очередного срока (молчание да).

Вовторых, сделка есть действие, сознательно направляемое на достижение определенного юридического результата. Тот, кто совершает сделку, желает, чтобы интересующий его юридический результат наступил, стремится к этому. По указанному признаку сделки отличаются от правонарушений, которые влекут возникновение у совершившего их определенных обязанностей независимо от их желания (например, обязанности возместить причиненный вред).

Втретьих, существенным признаком сделки является то, что это действие правомерное, то есть дозволенное, соответствующее нормам права, не запрещенное законом. Отсюда следует важный вывод: если совершается действие недозволенное, запрещенное законом, то оно, возможно, будет иметь внешний облик сделки, но по существу не будет считаться сделкой, а будет признано неправомерным действием. Примером может служить договор, заключенный под влиянием обмана, угрозы, насилия.

В пояснение сказанного нужно привести следующее:

а) Обман есть намеренное введение коголибо в заблуждение. существенность заблуждения в этом случае значения не имеет. Для того, чтобы можно было оспорить сделку, как совершенную под влиянием обмана, необходимо лишь, чтобы обстоятельства, при которых имел место обман, действительно могли создать у лица ложное представление; напротив, нельзя ссылаться на обман, если лицо, ему подвергшееся, легкомысленно поверило совершенно неправдоподобным заявлениям другого лица. Обман может исходить и не от стороны, участвовавшей в сделке, а от третьего постороннего лица; в этом случае подвергшийся обману вправе оспорить сделку лишь при условии, если другая сторона знала или должна была знать (в момент совершения сделки) о наличности обмана (в противном случае сделка остается в силе, но сторона, подвергшаяся обману, получает иск о возмещении ущерба третьему лицу).

Разновидность обмана представляет собой вовлечение в невыгодную сделку; в этих случаях оспаривание сделки возможно только при наличии корыстных видов у лица, вовлекшего в сделку.

б) Угрозы и насилие являются ярким примером несвободного выражения воли. при этом насилие предполагает физическое воздействие на лицо (например, берут руку лица, вкладывают в нее перо и насильно выводят подпись); угрозы сводятся лишь к психическому воздействию, к возбуждению страха. Сторона, выразившая волю под давлением незаконно возбужденного другою стороною или третьим лицом страха, может оспорить договор. Само собой разумеется, что страх должен быть основательный, т. е. лицо по обстоятельствам дела (по сложившейся обстановке) может заключить, что ему самому или близкому ему лицу грозит непосредственная и значительная опасность жизни, здоровью, чести, имуществу (например, нельзя ссылаться на такую угрозу, как: подписывайте, иначе будет плохо). Спорно, с какой точки зрения (субъективной или объективной) следует судить о непосредственности и значительности опасности. Характер зла, которым угрожают, расценивается объективно (следовательно, угроза совершением действия, которое страшно только в глазах данного субъекта, не объективно, не для всех и каждого, или подействовавшая в виду особой нервности данного лица, во внимание не принимается); но осуществимость угрозы должна решаться на основе субъективного опущения лица, подвергшегося угрозе (например, лицо грозит застрелить из ружья, если X. не подпишет векселя; тот испугался и подписал; оказывается ружье не было заряжено, так что объективно опасности не существовало: раз угрожаемому это обстоятельство оставалось неизвестно, страх основательный, и оспаривание следует допустить).

Если угрожают таким действием, которое является осуществлением права, то по общему правилу это не служит основанием для оспаривания сделки; такую угрозу, однако, следует принимать во внимание, если было использовано положение лица, подвергшегося угрозам, с тем, чтобы вынудить от него предоставление чрезмерных выгод.

нет необходимости, чтобы принуждение составляло уголовное преступление; одинаковое значение имеют и другие случаи нравственного давления (при наличии отмеченных выше необходимых признаков).

Страх без угроз во внимание не принимается.

Если угроза исходила от третьего лица, а другая сторона не знала

об этом (и не должна была знать), то оспаривая договор, подвергшийся угрозе должен возмещать ущерб этой другой стороне.

Поэтому употребляемое в законе понятие недействительная сделка имеет условный характер, ибо если действие признано не соответствующим закону, оно не может считаться сделкой. Сделка это всегда только правомерное действие.

Скачать бесплатно Скачать работу
Антиплагиат онлайн